Отношения с родителями

На каком языке говорить с родителями

– Существуют разные проявления нелюбви родителей к детям: излишняя требовательность, недостаток внимания, непонимание, жестокость. Измена одного из родителей другому или развод тоже иногда переживается детьми как проявления нелюбви. Все это причиняет детям больше страдания и оставляет след на всю жизнь. В чем причины такой нелюбви? Как нам, детям, понять и простить родителей?

– Прежде всего, я бы сказала, что слово «нелюбовь» здесь эксплуатируется зря. Родители обычно любят своих детей. Но формы проявления любви очень разные. Иногда жестокое избиение ребенка – тоже «проявление любви», как это ни странно звучит.

Дней 5 тому назад была телевизионная передача «Пусть говорят», которая оставила большое впечатление. Речь шла о семье, где отец бил ребенка с момента поступления в школу. На момент передачи ему было 12 лет. Сидела мать, обливающаяся слезами, и рассказывала, что отец бил сына разными предметами, валил на пол, пинал ногами за двойки, за то, за се. Потом вышел отец. Отца к этому моменту уже лишили права жить в семье. Потом вышел мальчик. Ведущий спрашивал отца: «Почему бил?» – «Я, – говорит, – хотел как ему лучше». – «Извинись перед мальчиком, извинись за то, что ты его бил». – «Не буду» (поднял голову!) – «Я его воспитывал. Я хотел ему сделать лучше».

Из чего исходят родители в таком случае? Они хотят воспитать или добиться чего-то от ребенка. И внутренне они не злодеи, не падшие существа. Внутри себя они считают, что они хорошие и делают они это ради ребенка. Только они не знают, как это надо делать по-человечески, чтобы действительно была польза ребенку. Поэтому детям очень часто кажется, что их не любят. А родителю кажется, что он любит.

Чтобы ребенку понимать родителей, хорошо бы вспоминать какие-то добрые моменты в их взаимоотношениях. Вот даже в этой передаче, ведущий спрашивал ребенка: «ну а, вообще-то, отец с тобой бывал добрым?» – «Бывал». – «Он тебя чему-нибудь учил?» – «Учил». – «Ну что, например, вы вместе делали?» – «На рыбалку ходили». – «Он тебя учил, как на рыбалке нужно все делать?» – «Да, учил». Вот это первые шаги к тому, что ребенок может вспомнить хорошее. «А на коленочках тебя держал?» – «Держал». – «Держал, когда ты был маленький. Значит, в душе папа тебя любил».

А еще этого отца спросили: «Вас били в детстве»? Отвечает: «били».

С этого все и начинается. Родители приносят из своего детства способы «воспитания» своих родителей. Они делают вывод, что без битья ничего не получится. То есть они сами не познали настоящей любви, и не могут передать ее своим детям.

Здесь мало слов. Потому что очень важно, чтобы у ребенка затеплились чувства к этому жестокому родителю, который его игнорирует или наказывает. Это крайне сложно. Хорошие психологи, которым я верю, психологи-гуманисты, объясняют, что очень важно сообщать о своих чувствах и уметь «слышать» чувства другого. Правда, в таких случаях этот совет вряд ли поможет. Если ребенок начнет слушать чувства отца или матери, это может помочь, а может и озлить. Если он начнет говорить про свои чувства: «мне больно», «мне обидно», или «вообще-то, я тебя тоже люблю, но, когда ты, то я…», то родитель может сказать: «Ну вот, я же тебе говорил, что ты никуда не годный мальчишка!». Ребенок начнет приоткрывать свою душу, а ему могут шлепнуть еще больнее по открытому месту. И все.

Поэтому я не работаю с одним ребенком в отсутствие родителя. Тот, кто хочет помочь ребенку, обязательно должен встретиться с родителем. И ты тогда – посредник. В психологии есть такое слово: «инсайт». Оно означает внезапное озарение, проникновение во что-то. У ребенка может случиться этот «инсайт», открытие, что родитель не такой плохой. Но самому ему очень трудно к этому придти. Потому что родитель зачастую – враг этого процесса. Ребенок пойдет навстречу по-доброму, а родитель не услышит.

Дело в том, что поведение обижающих родителей – это заученное, привычное поведение. Заученное не в том смысле, что он это в школе проходил, а в том смысле, что он не знал и не знает, как вести себя по-другому. А ко всяким «добрым» словам и нравоучениям относился цинично: «вы мне, пожалуйста, лапшу на уши не вешайте» и так далее. Поэтому прежде, чем помочь ребенку, надо помогать родителю. Надо помочь родителю растопить его чувства, добраться до «теплых мест» его души. У каждого родителя это есть обязательно: светлое и теплое.

Я внимательно наблюдала за тем, что происходило на этой передаче. В какой-то момент у отца навернулись слезы на глазах. У этого зверя, казалось бы. А мальчишка, наоборот, произвел впечатление манипулятора папой и мамой. Мама «катит бочку» без конца на папу, папа огрызается, все это вымещается на ребенке. И он привык «промыливаться» между этими сложными, конечно, отношениями, колючими психологическими зарослями. А отец настрадался. Он настрадался в детстве, он настрадался от этих побоев, потому что когда родитель бьет ребенка, ему самому отвратительно в душе.

Бала такой знаменитый семейный терапевт Виржиния Сатир, американка. Она в таких случаях говорила: «скажи папе, что ты понимаешь, что он хотел только хорошего». Вот на этой передаче этого не было. – «Ты можешь папу простить?» – «Нет». – «Ты можешь извиниться?» – «Нет, мне не за что». Понимаете, это такие «пришлепки», которые никуда не ведут. Нужно примирение обязательно. А примирение возможно только, если ты доберешься до светлых, теплых мест каждой души, в том числе родителя. Как ребенку добраться одному, я не знаю.

– Я понимаю, что, конечно, гораздо легче решить проблему, когда ты можешь повлиять и на родителя тоже. Но Интернет – это такое место, где ситуацией определено, что в данной ситуации ребенок сам пытается помочь и себе, и родителям. То есть, он пришел в Интернет, чтобы получить некую информацию и с ее помощью попытаться что-то изменить. Поэтому то, что вы сказали, уже полезно, уже поможет... Более узкий вопрос на тему разговоров родителей с детьми. Разговоры родителей с детьми обычно строятся односторонне. Не как диалог, а как доведение до ребенка определенной информации или требований. Дети постоянно страдают от непонятости родителями. Как быть услышанным родителями?

– Это все тот же вопрос – добраться до понимающих «частей» родителя. Тут можно сказать две вещи. Первое – это язык, на котором говорит ребенок. В каком смысле? У детей в нашем обществе, в нашей культуре, не развит язык выражения эмоций. Он развивается, в частности, в поэзии и через поэзию. В быту обсуждаются поступки или дела: «Сделай то, не делай этого». Но очень важно в семье говорить также о своих чувствах.

Например, на улице сплошь и рядом я вижу, как мама везет коляску с маленьким ребенком. Сзади, метрах в пяти, плетется дошкольник 5-6 лет, обиженный. А мама «улюлюкается» с этим малышом, на старшего не обращает внимания. Он то листики подбирает, то на белочку смотрит, то вообще опустив голову плетется. Как такому ребенку добиться внимания или и что он мог бы сказать маме? «Мама, я знаю, ты любишь маленького, и мне иногда кажется, что маленького ты любишь больше, потому что ты больше с ним играешь и разговариваешь. Мне тоже очень хочется, чтобы ты со мной поговорила и иногда на меня обращала внимание. Вот, я иду сзади, и мне грустно. Я чувствую себя покинутым и одиноким».

– То есть, ребенок высказывает родителю свои чувства?

– Конечно. Я веду тренинги общения, и постоянно настаиваю на позитивном мышлении, на позитиве в адрес матери. Надо обязательно высказывать позитив. В то же время: не надо говорить «но», потому что «но», как говорят психологи, это отрицание всего того, что ты сказал перед этим.

«Я знаю, что, может быть, ты не догадываешься, ты думаешь, что я иду и играю. Я не играю, я иду и грущу по поводу того, что ты сейчас не со мной. И мне начинает казаться, что ты меня не любишь или любишь меньше. На самом деле, я надеюсь, что ты меня любишь так же. Просто ты считаешь меня уже взрослым и не таким нуждающимся в твоей любви. Он беспомощный сейчас, и ему нужна больше забота. А я тебе должен признаться – я нуждаюсь так же, и даже еще больше, особенно, когда этот маленький родился»…

– Основная проблема таких разговоров в том, что к их началу у ребенка накапливается очень много эмоций, и ему сложно вести такой разговор достаточно спокойно и доброжелательно. Как подготовиться к такому разговору?

– Начинать с малого. С малых высказываний о своих чувствах. Ведь самая главная трудность – это сказать о своем чувстве в форме «я-сообщения» вместо «ты-сообщения». Не «ты – такая-сякая», или «ты меня не любишь». Пускай «ты» будет, но: «мне кажется, что ты меня не любишь» – это звучит мягче. Или «я страдаю, когда…». Я-сообщение – это мое чувство и описание ситуации. «Я чувствую себя одиноким, когда ты играешь с малышом». «Ты играешь с малышом» – это описание ситуации, а не «ты меня бросаешь» – это уже упрек. Понимаете?

То есть стараемся избегать негативных высказываний в адрес матери по поводу своих негативных чувств. И это в любых отношениях, мужа и жены тоже. Например, мой муж очень много работал последние несколько дней и ушел в свои проблемы, я чувствовала себя заброшенной. Я ему говорю: «Последнее время я чувствую себя «бедной» и «несчастной». Ты приходишь усталый, тебе не до того, а я тут целый день тебя жду, вот с компьютером никак не разберусь...». И замолкаю. Это обвинение или это сообщение о себе? Это сообщение о себе.

Вторая задача – обязательно при этом сказать ему что-то позитивное. Либо: «я тебе бываю очень благодарна, когда ты мне помогаешь», или «я запоминаю эти случаи», или «я знаю, что ты вот тогда рявкнул не потому, что ты ко мне плохо относишься, а потому, что я перебила твою работу, а ты был очень сосредоточен, ты старался сделать как можно лучше свою работу». То есть проявить позитивное отношение и понимание. Две вещи: уметь сказать о своем чувстве в я-сообщении и включить позитивное высказывание в адрес другого, в нашем случае – родителя.

– Помимо слов, ребенок может влиять на отношения с родителями своими поступками. Я однажды общался с одним ребенком, жившим в очень тяжелой ситуации. У него родной отец жестокий и малообразованный человек, который его постоянно избивал и унижал, и какая-то очередная, 15 по счету его сожительница. И, несмотря на то, что вот так отец к нему относился, больше ненависти у него было именно к мачехе, так называемой. Он рассказал мне о таком случае. Она всегда была к нему очень груба. Однажды она попросила его убраться в квартире. Он как-то убрался. Она приходит и спрашивает: «ты убирался?» Он говорит: «да, убирался». Она спрашивает: «ты, наверное, телевизор смотрел?» Он: «нет, не смотрел». Мне он говорит, что смотрел на самом деле, конечно. Она опять ушла куда-то, он включил свою любимую музыку, ему стало легче. Ему было тогда 15 лет. И он решил сделать ей приятное, и еще раз убраться, уже как следует. Он убрался, уже добросовестно. Она пришла и увидела, что теперь он убрался, и она как-то более по-доброму к нему отнеслась, что-то сказала хорошее. Это пример такой, который я привожу трудным детям как средство для изменения ситуации. Что вы можете на этот счет сказать?

– Я отлично понимаю, что это может быть очень правильным средством. В то же время, есть некая опасность: выслуживаться у родителя, который тебя все равно не услышит. Я знаю одну семью, в которой четверо детей, первый – мальчик, вторая – девочка, а потом еще двое маленьких, и эти третий и четвертый – от другого отца. И вот эта девочка очень страдала. Она была нянькой у этих двух младших и выслуживалась до беспредельности. Она ухаживала, нянькалась, кормила, играла. А мать все равно не обращала на нее внимания в той мере, в какой она ждал – ждала благодарности от матери. Она очень старалась помогать матери, и в то же время постоянно оглядывалась на мать: действует это или не действует, добрее она к ней или нет.

Так что похвальные дела – могут действовать, могут и нет. Если это не действует, а ребенок продолжает надеяться и стараться, то получается такая зависимость. Он все время унижен. И этого стоит избегать. Лучше вспомнить о таком понятии, как достоинство ребенка. Но достоинство не то, при котором гордо бросают вызов, а спокойное, миролюбивое. Конечно, пойти навстречу родителю, помочь ему, понять его, разделить его нагрузку – это золотое правило, чтобы наладить отношения.

– Как же свое достоинство в похожей ситуации отстоять, соблюсти?

– Я вам скажу. Достоинство сродни понятию самооценка. Она бывает завышенной, и заниженной. Но есть чувство самоценности, чувство права. Права на жизнь, на свободу самоопределения, на радость, на доброе отношение. Это такое чувство: «Ведь я – замечательное творение природы». Вот один пример: психотерапевт беседует с трудолюбивой толстой, внешне не очень привлекательной монашкой. Она все время занята, то молится, то работает. И постоянно плохо о себе думает и говорит: «я недостойная, я такая, я сякая». Ей говорят: «а ты веришь, что тебя Бог создал?» – «Верю». – «А какое же ты имеешь право ругать его творение?» – «Ты его творение, и ты должна любить это творение».

В чувстве достоинства – бережное отношение к себе! Это достоинство не в смысле «я горд, я не унижусь пред тобою», как у Лермонтова. А достоинство в смысле ценностного отношения к себе как к творению природы или Бога. И если тебя кто-то не ценит, тебя поливают, это его проблемы. Ты стараешься, ты умница, ты молодец. Ты еще больше молодец, если ты поймешь, что это поведение другого не имеет к тебе отношения, что это выученное негативное поведение.

Кроме чувств и поведения есть еще намерение. Намерение – это то, что у него (в данном случае – родителя) в глубине души. И важно, чтобы ребенок сам знал и чувствовал вот эту свою золотую серединку и знал, что такая же золотая серединка есть у родителя, что намерение у него доброе.

Это базисные стремления каждого человека – чувствовать, что «я хороший», «я любим», и «я могу». Если это поддержано в раннем детстве, то уже во взрослой жизни или у подростка это конкретизируется. Например, «я любим» – значит, что ко мне внимательны и доброжелательны. Чувство, что «я хороший» – основа уважения и самоуважения. Вера «я могу» – помогает успеху, карьере, реализации потенциала. Если в детстве не удовлетворяются эти базисные стремления, то во взрослой жизни обязательно что-то не развивается. Отсюда боль, обида, страх, а потом и гнев, злоба, агрессия.

Избивающий родитель прошел этот путь. В глубине его – солнышко, но оно теперь находится под грузом всех негативных наслоений. И несмотря на то, что эти наслоения есть, у него «солнышко» продолжает жить. В каждом человеке есть внутренний ребенок, который отзывается, откликается на ласку, на похвалу, на одобрение. Если ребенок, например, говорит родителю: «Мне очень не хватает твоей ласки, и я знаю, что ты хочешь по-доброму, только иногда просто не знаешь, как, давай попробуем».

Вот так. Но нам быть учителем своих родителей очень трудно. Правда, если нам уже за 15-16 лет, то вполне возможно.

– Значит, применительно к ситуации помощи родителям, ваш совет помогать, но делать это не ради их одобрения, а просто потому, что это правильно?

– У меня все время вертится слово «растопить». Очень важно растопить чувства родителя. Чем? Чем хочешь. Есть, по крайней мере, три вещи, которые приходят в голову. Первое – их послушать. Когда родитель видит, что ребенок его слушает, то он добреет. Потому что это значит, что ребенок его начинает больше понимать. Второе – это позитив. А третье – это вот эта самая помощь делами.

Вот, кстати, очень хорошая легенда. Ветер и солнце поспорили: кто быстрее заставит человека раздеться? Ветер сказал: «ну, конечно, я». Он задул изо всех сил, но человек кутался еще сильнее. А солнышко пригрело, и человек разделся.

В моей книге есть такой диалог, который мне сообщила одна мать, которая прошла мой тренинг. «Мы к Пасхе готовили куличи, и я взбивала белки. И белки осели, не получились. Я говорю Паше (шести лет), который тут крутился: «Боже, мой, ты только посмотри! Яйца совсем не взбиваются, они осели. Как же мы будем намазывать на куличи!?» Паша абсолютно оторопел, видя мое отчаяние. Смотрит глазами, полными сострадания и говорит: «Мамочка, ты говоришь, они совсем осели. Ну, надо же, какая для тебя неприятность. Ведь ты не сможешь теперь обмазывать куличики». – «Да, не смогу». – «Тебе очень обидно, потому что ты не сможешь сделать для нас праздник». – «Да, – говорю я», – «А ведь ты так старалась всех нас порадовать». «Да, это точно» – говорю я. – «И в то же время, мама, у нас есть выход. Мы можем украсить куличики мармеладками моими любимыми. Или позвонить папе, попросить его купить нам еще яиц. И я тебе обязательно помогу их взбить. Ты знаешь, у меня получится. Вот так и дело будет сделано». И дальше мать пишет: если честно, я чуть не выронила миксер из рук от его слов. И не только потому, что мне стало очень тепло и приятно, но в большей степени оттого, что из его уст я слышала собственные речевые обороты, которыми активно пользовалась последнее время в беседах с ним. Вот. А эти обороты мы отрабатываем в тренинге с родителями. И дети через 2-3 дня начинают говорить этим же языком. Чем младше, тем быстрее.

– Наверное, трудно, когда у тебя есть свои какие-то проблемы, переключиться на проблемы твоего родителя. Тебя что-то свое мучает.

– Слушать родителя можно, только если ты спокоен, а он, родитель, загружен эмоциями. Если у тебя эмоциональная проблема, ты не можешь его слушать. Тогда можешь только говорить о себе. Образно говоря, важно знать и учитывать, чей «стакан» сейчас полный. А конфликты – это когда оба «стакана» полные, и тогда еще более трудно.

Как мы хотим, чтобы нас услышали, так и наши родители нуждаются в том же самом. В моей книжке написано, как. У меня там подробно разбираются отдельные эпизоды. В том числе и подростковые.

В качестве примера того, как нужно выражать свои чувства, я люблю приводить одно из стихотворений Пушкина. «Я вас любил, любовь еще, быть может, в моей душе угасла не совсем». Там все местоимения первого лица. «Но пусть она вас больше не тревожит». Это «ты» или «вас», но позитив. «Я не хочу печалить вас ничем». Вот два места, где «ты» (или «вы») вставлены, но они в позитивном тоне. Я не хочу, чтобы вы тревожились. Понятно? Два позитива. «Я вас любил». И дальше идет обогащение словаря. «…Безмолвно, безнадежно, то робостью, то ревностью томим». Смотрите, сколько чувств, тонко и краноречиво. «Я вас любил так искренне, так нежно, как дай вам Бог любимой быть другим». Опять позитив в ее сторону. Вот вам, пожалуйста. Это просто эпиграф всем подросткам, как говорить так, чтобы себя выразить и «растопить» другого.

– Спасибо. Если между родителями ухудшаются отношения, происходят скандалы и уже назревает расставание, можно ли что-то сделать? Как себя вести, как бороться с унынием. Можно ли что-то сделать для родителей и для сохранения себя самого в порядке?

– Знаете, я бы ответила ребенку однозначно: «Это не твоя проблема». К тебе это не имеет отношения. Дети и так берут груз на себя. А вы еще хотите добавить.

Можно поддержать родителя, если мама плачет, в отсутствие отца, или папа гневается. Посидеть с ним и послушать. Просто послушать их чувства – каждого отдельно. Ребенок не может быть посредником в разбирательстве родителей.

– Если возвращаться к этому вопросу, когда между родителями проблемы, я понимаю, что очень часто проблема ребенка в том, что он к себе относит вот это выражение охлаждения.

– Больше того, он считает себя часто виноватым. Что это из-за него. Всячески объяснять, что ты тут ни при чем. Всячески.

– Но ведь родители часто при этом стараются как-то вовлечь ребенка в свои разбирательства или же очернить другого в глазах ребенка.

– Задача та же самая. Сохранить свое солнышко в себе и в своем мнении о каждом из родителей. И можно сказать: «мама, ты говоришь, что папа плохой. Возможно, что у тебя есть для этого основания. Я не могу с тобой спорить. В то же время, я могу сказать, что к папе у меня сохраняются хорошие чувства. Я помню, как он меня держал на коленочках, носил на плечах. Я бы не хотела расставаться с этими хорошими воспоминаниями. Но я не хочу, в то же время, с тобой спорить, у тебя есть основания». То же самое сказать отцу.

Дети защищают избивающих их матерей. Это удивительно. «Нет, мама хорошая». Чем младше ребенок, тем яростнее он защищает мать.

– Меня потряс случай с одной девочкой: «мама выбрасывала меня на помойку». Я говорю: «что, несколько раз?» – «Да, всего несколько разочков. Потому что она просто болеет, а так она меня любит».

– Мама просто болеет, конечно. А ведут родители себя так, потому что они не знают, как лучше. Они хотели бы как лучше, но они этому не научились. И, может быть, мы с тобой поможем им чем-то. Но мы не можем им говорить, как они должны себя вести. Потому что когда взрослого учат, он сердится. Мы с тобой найдем другой путь. Путь к его теплому светлому месту, а оно тоже у нее есть. И ты это знаешь. Тогда, когда она тебя обнимала, ты сидел на коленочках, и так далее. И я тебе скажу, как. Ей будет очень приятно, если ты скажешь: «Мама, тебе трудно живется. Мне очень хотелось бы тебе помочь. Я не знаю как. А иногда я хочу тебе рассказать, как мне трудно живется».

– В продолжение как раз этой же темы. Что делать, если кто-то из родителей находится в нездоровом духовном состоянии? То есть пристрастился к алкоголю, к наркотикам, к игровым автоматам, стал преступником. То есть, вопрос не только в том, что делать с родителем. Что делать с самим собой, чтобы себя сохранить в этой ситуации, свою душу?

– Что делают дети естественным образом? Они отдаляются от такого родителя. Что не надо делать? Не думать, что я, ребенок, виноват. Первое. Второе – не пытаться спасти, не брать чью-то сторону. Вот, маму он избивает, или мама уговаривает не пить – «папа, не пей». Я думаю, что лучше всего отстраниться. Если это случай, который может быть исправлен, где помощь может прийти только от профессионала, не включать ребенка сюда. Вы слишком много хотите взвалить на него.

– Просто очень многие дети живут в таких ситуациях, страдают от этого, может быть, даже не задумываясь над этим. Но если мы ему скажем, что да, мы тебя понимаем, как тебе тяжело, и мы тебе так вот посоветуем…

– А вы знаете, я предлагаю не говорить слов «я тебя понимаю». Потому что понимать – не значит сочувствовать. Это перевод в интеллектуальное русло взаимодействия. Лучше: «Я слышу» или «я чувствую», в крайнем случае – «я слышу, что тебе трудно». «Мне хотелось бы разделить твои переживания с тобой. Наверняка, ты пробуешь что-то сделать, и, наверняка, тебе что-то удается, что-то нет. Скажи больше».

– У нас очень много детей живут в неполных семьях, семьях пьющих родителей. И они даже не догадываются набрать в Интернете вопрос: «как быть с пьющим папой?» Просто он приходит, начал наше с вами интервью читать по каким-то другим, может быть, вопросам. И вот встречает рассмотрение и этой темы тоже. А некоторые другие психологи нам говорили о том, что то, что папа пьет, зачастую связано как раз с обстановкой в семье. И изменение поведения и мамы, и ребенка, некое большее уважение к нему выводит его из этого состояния, и он перестает пить.

– Вы знаете статистику? Те, кто хотят лечиться от алкоголя, вылечиваются в 2% случаев.

– Но, может быть, мы говорим не о таком случае, когда запущено, когда человек впадает в запой несколько раз в год.

– Это настоящий алкоголик. Только график приступов алкоголизма у всех разный. Кто-то через день, а кто-то раз в год. Но он алкоголик. У него психика алкоголика. И говорить, что все это от того, как ведет себя жена, не получается. Это болезнь. Если он идет в «Анонимные алкоголики», то 25% излечения, я слышала, в Америке. А у тех, кого уговаривают у психотерапевта – 2%. Значит, не бери на себя ни причину, ни заботу.

Вы знаете, что забота иногда подкрепляет алкоголика в его пристрастии? Это описано врачами. Не уговаривай и не страдай. Это папина проблема, это беда. Как бывает беда – хромота, ногу отрезали или что-то в этом роде. «Давай лучше поговорим о твоих задачах, о твоих проблемах с девочками, с мальчиками, с друзьями, с учебой. Давай лучше переключимся». Вот и все.

– То есть, самому ставить перед собой цели и свою самостоятельность.

– Да, займись своей жизнью.

– Мы знаем заповедь: чтобы тебе было хорошо, чтобы ты долго жил, надо почитать своих родителей. И, наверное, каждый человек ощущал в себе, что когда хотя бы маленькое нарушение в отношениях, ты на него обиделся, он на тебя обиделся, у тебя происходит некое ослабление твоих душевных сил. Как будто ты подрубил свои корни. А если ситуация еще более запущенная, то снижение душевных сил происходит настолько значительное, что в частности может привести к наркомании… Так или иначе, заканчиваются силы, и не хочется ничего делать. Хочется гулять, пить, у некоторых даже до суицида доходит. Вот как преодолеть это состояние бессилия, взять себя в руки?

– «Напиши нам. И мы с тобой поговорим». В человека вливаются силы, когда его начинают понимать. Он непонятый, он опустошен отчаянием. А когда ты начинаешь с ним говорить, то во время разговора ты апеллируешь к его ресурсам, его силе. «На самом деле, у тебя сил очень много. Просто они загнаны вглубь, и как бы бочка заткнута пробкой. Очень важно найти кого-то, кто бы тебя послушал. Мы готовы тебя послушать». Вот и все. И, слушая его: «Скажи, пожалуйста – вот тебе сейчас ничего не хочется делать, а когда-то хотелось и когда-то у тебя получалось, да? Расскажи об этом больше».

Не уговаривайте его. Тут тоже 12 правил активного слушания. Не уговаривать, не увещевать, не отрицать, ничего. Важно поддерживать. «А когда-то у тебя получалось. Расскажи. И как ты тогда себя чувствовал?» Через этот разговор он переключается в более ресурсное состояние, рассказывая о своих успехах и о том, как ему удавалось. Но только не говорите «тебе же», «ведь». Вот эти «же» и «ведь» исключите из своего языка. Потому что «ведь» и «же» значат, что ты умнее его и его уговариваешь.

«Наверное, тебе приходилось испытывать и другие состояния? Расскажи». Он автор решения своих проблем, а не вы. Вот это очень важная установка.

– Есть еще такая проблема. Родители видят своих детей детьми даже тогда, когда они давно стали взрослыми, и считают их жизнь частью своей жизни…

– Да, лезут в их жизнь. Был такой советский фильм, который мне запомнился. Там мать-одиночка на заводе работает, у нее сын. Она вырастила его, отец давно их бросил. И она приютила молодую женщину из деревни, у которой тоже младенец оставлен в деревне с матерью, и которую тоже бросил муж, или там просто не было мужа… Она увидела общность судьбы, приютила. И вот эта молодая мама знакомится с сыном этой женщины. А сын очень внимательный, хорошо воспитан матерью, хорошо учится в институте, уже скоро закончит. Он помогает этой молодой маме контрольные писать, она, по-моему, в вечерней школе еще. И они полюбили друг друга. В какой-то момент мать узнает об этом. А мать такая советская кадровичка. С одной стороны, она добрая, но энергичная и жестких установок. «Я судьбу своего сына в руки этой девицы не отдам ни за что! Прижила там, какого-то ребенка, без кола, без двора». И она начинает сыну про это что-то говорить. И вот его ответ на всю жизнь мне запомнился. Он говорит: «Мама, я тебя очень люблю». И он действительно очень внимателен, когда она приходит с работы усталая, он ей разогревает еду, отличный мальчик… – «Я тебя очень люблю, но если ты будешь говорить плохие вещи про Асю, нам с тобой станет очень трудно». Все. И та затыкается, хотя внутри, конечно, продолжает переживать. Что произошло? – Он встал на защиту своего мира, своих чувств, своего выбора, при этом не обидев мать. Вот это надо уметь делать.

– Следующий вопрос как раз на эту тему. Если мама глава семьи или одинокая мама, то для меня, ее сына, есть риск вырасти маменькиным сынком. Мы все знаем, к чему это приводит. Можно ли что-то сделать, чтобы избежать этой опасности?

– Соблюдать некоторые нормы общения и самоопределения себя в своей жизни. Например, не давать маме отнимать самостоятельность в делах и решениях, сначала по мелочам.

Есть возраст, 2-3 года, когда ребенок начинает говорить: «я сам». Борьба за самоутверждение – частая причина непослушания. «Давай-ка я тебя одену, застегну пуговички». – «Мама, я сам». Вот эта фраза: «я сам». Давайте отнесемся к ней с полным вниманием и уважением!

Помни, мальчик, береги платье снову, а честь смолоду. Береги самостоятельность смолоду. Ежедневно и ежечасно. Американский психолог Маслоу, который занимался темой о самоактуализирующихся людях, и о том, какие пути ведут к самоактуализации, писал: «Много раз в день у нас возникают ситуации выбора: пойти в сторону роста личности или в сторону обессиливания себя, в патологическую сторону, или порчи отношений. И выбор в сторону роста личности иногда требует усилия и риска».

«Следи за этими развилками. Перечисли в течение дня, сколько раз ты дал маме вмешаться и сделать что-то за тебя». Вот вам повседневный тренинг. «И, вообще, записывай в течение недели, а потом напиши мне. И мы с тобой вместе рассмотрим, что ты при этом чувствовал». Я не даю советов, если вы заметили. Просто объясняю, как вы можете разговаривать с родителями.

© Realisti.ru



( 2 голоса: 5 из 5 )

Юлия Борисовна Гиппенрейтер, доктор психологических наук

Юлия Борисовна Гиппенрейтер, доктор психологических наук



Ваши отзывы

Ваш отзыв*
Ваше Имя (Псевдоним)*
Сколько Вам лет?*
Ваш email
Код проверки *

Здравствуйте!У меня очень конфликтно-напряженные отношения с мамой. Я со своим женихом даже уехали из-за этого в др. город, но даже спустя месяц она не признает его, говорит что он мне не пара, что я плохая, так поступила с матерью и с отцом, бросила их там, хотя сама говорила когда же уеду наконец-то от них. он хороший, понимает все и любит несмотря на то, что у меня такая агрессивно настроенная мама. Я предпринимала множество попыток,но бузуспешо. Говорит когда будет свадьба, даже не приду. Что же нам делать???

Настя , возраст: 23 / 03.10.2011

В ближайшее время мы с мужем планируем родить ребенка. Вначале я очень боялась стать плохой матерью, не справиться с воспитанием. Прочитав эту статью, я обрела уверенность в своих силах, поняла каким образом с самого начала не допустить ошибок во взаимоотношениях с ребенком. Кроме того, я думаю, что эта статья поможет также разобраться не только в отношениях между родителями и детьми, а также и с другими людьми. В ней очень доступно поясняется, почему очень важно ставить доброжелательность на первое место.

Юлия , возраст: 28 / 30.07.2009



Версия для печати


Смотрите также по этой теме:
Мы должны примириться со своими родителями
Принимайте родителей такими, какие они есть (Психолог Светлана Швецова)
Почитание родителей не должно доходить до безвольного послушания им (Протоиерей Игорь Гагарин)
Не пытайтесь что-либо доказывать родителям (Лариса Трутаева, психолог)
Чтобы тебя услышали, сначала ты должен услышать (Детский психолог Татьяна Шишова)
Усыновить родителей (Психолог Александр Колмановский)
Что бывает с ребенком, если мама не умеет любить (Лариса, 23 года)
11 способов помириться с родителями
Дочки-матери (Валентина Москаленко, психотерапевт, доктор медицинских наук)
Наши родители не вечны (Психолог Людмила Ермакова)

Самое важное

Лучшее новое

Родноверие, язычество

Откровение бывшего язычника

Оттуда я впервые узнал слово «язычник». И чья-то умелая рука подвела меня к идее, что для того чтобы стать сильным, успешным и победить всех нацменов я должен стать язычником! А что такое стать язычником? Это в первую очередь отрицать христианство по каждому пункту, ведь только лишь благодаря ему гордые Русичи стали тем разобщённым биомусором, которым являются сейчас. Скупать маечки и балахончики с коловратами, купить себе оберег со свастичным символом эдак за 3000 р. серебряный, купить «русскую рубаху» расшитую свастичным символом. И плевать, что это раздражает каких-то там ветеранов. Нас интересуют лишь далёкие предки, которые жили до Крещения Руси. А эти, прадедушки и прабабушки — зомбированные коммунисты или православные с промытыми мозгами — они для язычника не авторитет.

диагностический курс

© «Реалисты». 2008-2015. Группа сайтов «Пережить.ру».
При копировании материалов обязательна гиперссылка на www.realisti.ru.
.Редакция — info(собака)realisti.ru.     Разработка сайта: zimovka.ru     Дизайн - Наталья Кучумова .