Родноверие, язычество

«Велесова Книга» (история одной фальсификации). Часть 2

 В восьмых. «Слово» конкретно, оно не претендует на глобальность. "Велесова книга" расплывчата, но при этом стремится охватить всю историю, философию и религию. И в этом плане её автор (авторы?) сближается с попсовыми «теоретиками» эзотерики, вроде Е. Блаватской. Тем более, что ВК имеет такую же сомнительную историю происхождения, как и многие писания эзотериков, которые они якобы получили от различных гуру и путем всяческих «откровений». То есть, появились внезапно, тогда как Библия, Веды, Коран существовали в культурном поле еще с древности. ВК с её попыткой создать славянскую религию, делалась с учетом  священных текстов древних религий. Но все эти тексты конкретны — обычно они описывают те или иные случаи из жизни, дают точные предписания, приводят молитвы, песнопения, притчи. На основе конкретных событий (порой сильно мифологизированных), созданы индийские «Махабхарата» и «Рамаяна»,  древнегреческие «Илиада» и «Одиссея», англосаксонский «Беовульф», скандинавская «Старшая Эдда», старофранцузская «Песнь о Роланде», древнегерманская «Песнь о Нибелунгах», норманнские и английские легенды Артуровского цикла. Скандинавская «Младшая Эдда» и финская «Калевала» имеют конкретных авторов, хотя написаны они на основе реального древнего фольклора. Скорее всего, конкретного автора имеют «Илиада» с «Одиссеей», возможно «Махабхарата» с «Рамаяной». Другие памятники древней культуры тоже, конечно, имели своих авторов, но подвергались постоянной переделке новыми поколениями, поэтому творцом их считают народ. А вот глобальные вещи создавались индивидуально. Они писались теми или иными философами, часто базировались на священных для этих людей книгах, и демонстрировали, как тот или иной автор понимает суть мироздания или всемирную историю.

Что же нам показывает пример выдающихся памятников древней культуры? Одним из общих свойств является то, что событие, легшее в основу создания того или иного памятника, остается в истории только благодаря самому этому памятнику. Причем событие это, как правило, второстепенно. Происходит подобное, конечно, не потому, что крупные события заслуживают меньшего внимания — вовсе нет! Причина, на мой взгляд, в другом. Крупные события — типа Каталаунской битвы, падения Византии или гибели Древней Персии редки, их не так уж много происходит за один век. Крупные поэты — явление «штучное», они тоже появляются в мире нечасто, один-два на столетие, а то и на несколько веков, если говорить о больших нациях. А в маленьких, если рождается один великий поэт на тысячелетие, так и то хорошо. И шанс того, что крупный поэт окажется свидетелем крупного события — минимален. Зато мелких событий много, и у каждого крупного художника всегда есть шанс стать их свидетелем.

 Вот и получается, что малозначительная в историческом плане осада поселка Трои и последующие скитания одного из участников этой осады — царя Одиссея, всё царство которого было не больше советского колхоза или владений русского помещика средней руки, остаются в веках только потому, что их воспел великий Гомер. В то время, как сотни и сотни более крупных битв и скитаний забыты потому, что у них не нашлось своего Гомера. Точно также случилось и с Роландом. Сюзерен Роланда — Карл Великий за свою жизнь совершил 53 похода, завоевал много новых земель и сотворил ещё немало славных дел. Это зафиксировано в истории. Но в эпос Карл попал, главным образом, благодаря мелкой стычкой с басками (а вовсе не с сарацинами, как описано в «Песне о Роланде»), в которой он даже не участвовал — стычке неудачной, где погиб его родич и начальник арьергарда — Хуралланд (Роланд). Но на все великие деяния Карла не нашлось великого поэта, а мелкую стычку поэт воспел (ох, уж эти поэты!). Так и осталась в веках память о славном Роланде.

 

 »Слово о полку Игореве» полностью попадает под эту традицию. Один из сотен мелких князей, предпринял неудачный, а по сути — подлый и позорный поход. И только благодаря тому, что это поход воспел великий поэт, Игорь вошел в историю и фигурирует во всех энциклопедиях, в отличие от многих куда более достойных правителей.

 Автор «Слова», между прочим, не восхваляет Игоря, как это может показаться при поверхностном прочтении. Более того, мне кажется, что вначале он хотел писать критическую вещь. На это указывают слова, что повесть будет писаться не по замышлению Бояна. А дальше рассказывается, что Боян пел хвалебные песни князьям. Значит «Слово» задумывалось, как песнь порицания тщеславному самовольству Игоря. А уже в процессе работы над «Словом» автор, увлёкся, что естественно для поэта, и отметил храбрость Игоря, причём он особо не выделял Игореву доблесть в сравнении с мужеством других воинов.

 Читая «Слово» сразу чувствуешь, что его писал современник событий, несомненный участник похода князя Игоря. В «Слове» точно сохранены имена около 30 крупных и мелких князей того времени. Перечисляются князья недавнего, по отношению к автору «Слова», прошлого. Этих князей тогда ещё хорошо помнили, плюс они запечатлены в летописях. Да и поход, описанный в «Слове», подтверждается двумя летописями. ВК, как уже говорилось, не имеет летописного сопровождения, поэтому перечисление имён людей живших в разные века и тысячелетия, показывает, что ВК — фальшивка. В устном народном творчестве даже имена князей, живших на расстоянии всего двух веков друг от друга — Владимира Святославовича Великого и Владимира Всеволодовича Мономаха —слились в одно имя — Владимир Красно Солнышко. Кочевники разных времён и народов — печенеги, половцы и моголы — предстают одним кочевым народом. Кстати «Слово», когда говорит об отдалённых временах, обозначает их расплывчатым термином —»времена Траяна». Траян — один из римских императоров язычников, его войска продвинулись очень близко к землям славян. И вполне естественно, что языческую древность в ХІІ веке называли таким образом. Вот ещё отголоски язычества: Боян называется внуком Велеса, ветры — внуками Стрибога, русские князья — внуками Дажъбога. Обратите внимание — ВНУКИ. В ВК русичей называют Даждьбоговыми внуками. Использование такого термина, означает, что он был тупо скопирован со «Слова». Автор ВК не учёл того, что в христианской Руси, языческие боги выглядели богами далёких предков, далёкого, уже ушедшего, прошлого, отсюда использование термина «внуки». А вот в языческой Руси, на описание которой претендует ВК, такой термин вряд ли бы стали использовать. Вместо слова «внуки» сказали бы «сыновья», или использовали бы слово «дети». Это более логично и естественно, по отношению к тем богам, которым молятся СЕЙЧАС. Надо сказать, что такое самоназвание традиционно для древности и нынешних первобытных народов.

 »Слово» наполнено мельчайшими географическими подробностями ИМЕННО той эпохи, такими как Дудутки — монастырь под Новгородом, Немига — небольшая река. А вот география ВК слишком обобщена для подлинного исторического документа. «Слово» подробно описывает то, что было первостепенным для людей того времени. Например упоминаются шлемы аварские, литовские, латинские, угорские иноходцы. ВК не имеет подобных бытовых подробностей.

 Таким образом, «Слово» наполнено замечательной конкретикой, отражающей эпоху, в которую оно было написано. А что мы видим в ВК? Унылое описание невнятных, затянувшихся на тысячелетия, войн. Причем персонажи в ВК, отстоящие друг от друга якобы на тысячи лет, описаны линейно, без исторической перспективы, то есть, как в учебниках ХХ века. Когда читаешь «Слово», видишь конкретный взгляд на конкретную ситуацию конкретного века. Когда читаешь ВК, видишь попытку создать глобальную историю и мифологию, причем втиснув всё это в короткий текст. Вышло тусклою, скучно и путано.

 

 Отдельно надо сказать о хронологии "Велесовой ниги". Иногда отсчёт лет ведётся от сегодняшнего для рассказчика дня назад. «И вот уж лет и тысяча тому» или «тысяча триста лет храним святыни наши». Такой подход очень неудобен. Представьте, вы записали фразу — «я двадцать один год назад пришёл из армии, а семнадцать лет назад, я закончил ВУЗ». Уже через год вам придётся всё менять — и писать, что из армии вы пришли двадцать два года назад, а ВУЗ, закончили восемнадцать лет назад.  Уж куда удобнее вести хронологию от чего-то. Так делали многие народы. Римляне, например, вели отсчёт лет от основания Рима. Очень редко такой метод встречается в ВК, но безо всякой системы — «…спустя тысячу триста лет от Карпатского исхода Аскольд злодей пришел на нас». А обычно отсчёт ведётся, как Бог на душу положит — «За тысячу пятьсот лет до Дира» или» за тысячу триста до времени Германреха». Из этого ясно, что нельзя верить в то, что описывает ВК, на какую бы глобальную историю она не замахивалась. С таким подходом к хронологии даже историю одного века, нормально не опишешь, а не то что нескольких тысячелетий.

 В девятых. В "Велесовой книге" отсутствуют те милые наивности (наивности с точки зрения современного человека), которые присущи большинству произведений древности. Впрочем, бывает, что такие наивности выглядят отнюдь не милыми, когда рассказывается о гибели людей.  Нельзя назвать наивностями веру в Зевса, Кришну, Одина. Религия недоказуема по определению; можно ВЕРИТЬ или НЕ ВЕРИТЬ. Но несколько МИЛЛИОНОВ человек, сражающихся в ОДНОЙ битве на ОДНОЙ равнине (как в эпосе «Махабхарата») или слова «сто тысяч франков плачут и рыдают» (из «Песни о Роланде») относятся к тем наивным моментам, которыми изобилует древний эпос. Когда автор «Песни о Роланде» говорит о царе сарацин — «Он Аполину служит, Мухаммеду» — то он демонстрирует своё полное незнание мусульманской религии, ведь богом назван не Аллах, а его пророк, и уж совсем не к месту примешан языческий бог Аполлон. Но тем не менее именно этой  наивностью и ценен эпос. Автору «Песни о Роланде» не надо было досконально знать мусульманскую теологию. Он должен был адекватно отразить взгляд общества, в котором он жил. И когда в Библии говориться: «…взять нас в рабство, и ослов наших… когда расцвело эти люди были отпущены, они и ослы их..» (Быт. 43:18, 44:3), то это означает лишь то, что ослы, как и другой скот, тогда очень ценились.

 Вообще в Ветхом Завете многие герои не замечают, с кем они спят, и случается это довольно часто. Им просто подменяют женщин. Это ж надо всю ночь заниматься любовью и не заметить с кем! Да и женщины такие прыткие — своего не упустят — так  норовят в чужую постель залезть! Ниже приведены две сценки, выбранные из множества подобных. В первой рассказывается, как Иаков семь лет трудился, чтобы жениться на любимой девушке. А её отец в первую брачную ночь, после бурной свадьбы (бедная невеста!), подсунул ему свою другую, старшую, подслеповатую  дочь, которую иначе, как обманом, замуж выдать не рассчитывал. Пришлось Иосифу, ещё семь лет пахать, за то, что ему разрешили  жениться на возлюбленной и стать таким образом, многожёнцем. В этой сценке особенно умиляют слова сказанные по отношению к женщине — «ОКОНЧИ НЕДЕЛЮ ЭТОЙ», видать следующую свадьбу сыграли через несколько дней. Ещё интересней вторая сценка. Там одна женщина переходила от брата к брату, пока хитростью не соблазнила их отца. Обратите внимание на имя второго брата. Онан — «родоначальник» онанизма, причём заплативший жизнью за этот самый онанизм. Хотя некоторые исследователи считают, что зря Онана обвинили в онанизме. Судя по описанию он лишь применял прерванный акт.

 »...И служил Иаков за Рахиль семь лет; и они показались ему за несколько дней, потому что он любил ее. И сказал Иаков Лавану: дай жену мою, потому что мне уже исполнилось время, чтобы войти к ней. Лаван созвал всех людей того места и сделал пир.  Вечером же взял [Лаван] дочь свою Лию и ввел ее к нему; и вошел к ней [Иаков]. Утром же оказалось, что это Лия. И [Иаков] сказал Лавану: что это сделал ты со мною? не за Рахиль ли я служил у тебя? зачем ты обманул меня? Лаван сказал: в нашем месте так не делают, чтобы младшую выдать прежде старшей; окончи неделю этой, потом дадим тебе и ту за службу, которую ты будешь служить у меня еще семь лет других...»(Быт.29)

 »...И взял Иуда жену Иру, первенцу своему; имя ей Фамарь. Ир, первенец Иудин, был неугоден пред очами Господа, и умертвил его Господь. И сказал Иуда Онану: войди к жене брата твоего, женись на ней, как деверь, и восстанови семя брату твоему. Онан знал, что семя будет не ему, и потому, когда входил к жене брата своего, изливал [семя] на землю, чтобы не дать семени брату своему. Зло было пред очами Господа то, что он делал; и Он умертвил и его. И сказал Иуда Фамари, невестке своей [по смерти двух сыновей своих]: живи вдовою в доме отца твоего, пока подрастет Шела, сын мой... Фамарь пошла и стала жить в доме отца своего. Прошло много времени, и умерла... жена Иудина. Иуда, утешившись, пошел в Фамну... И уведомили Фамарь, говоря: вот, свекор твой идет в Фамну...  И сняла она с себя одежду вдовства своего, покрыла себя покрывалом и, закрывшись, села у ворот... Ибо видела, что Шела вырос, и она не дана ему в жену. И увидел ее Иуда и почел ее за блудницу, потому что она закрыла лице свое... и сказал: войду я к тебе. Ибо не знал, что это невестка его. Она сказала: что ты дашь...?...я пришлю тебе козленка... Она сказала: дашь ли ты мне залог, пока пришлешь? ... печать твою, и перевязь твою, и трость твою, которая в руке твоей. И дал он ей и вошел к ней; и она зачала от него. ... Иуда же послал козленка чрез друга своего Одолламитянина, чтобы взять залог... но он не нашел ее... Прошло около трех месяцев, и сказали Иуде... Фамарь, невестка твоя, впала в блуд, и вот, она беременна от блуда. Иуда сказал: выведите ее, и пусть она будет сожжена. Но когда повели ее, она послала сказать свекру своему: я беременна от того, чьи эти вещи. И сказала: узнавай, чья эта печать и перевязь и трость. Иуда узнал и сказал: она правее меня, потому что я не дал ее Шеле, сыну моему...» (Быт.38)

 

 В «Слове» тоже присутствуют моменты, способные вызвать улыбку у современника. Я даже не говорю здесь о галках, которые свою речь говорили, лететь собираясь на поживу — хотя в этом пассаже четко отражено представление древних людей. Стая перекликающихся галок очень напоминает совещание людей на площади. Не говорю я здесь и о Всеславе, который людям суд правил, князьям города рядил, а сам ночью волком рыскал, из Киева до петухов, Великому Хорсу волком путь перебегая в Тмутаракань добирался. Не говорю о несчастном Редеде, которого зарезали «пред полкы касожьскыми».

 Я о другом. Вот один пример. В начале похода русские одержали мелкую победу над половцами. Результаты этой победы автор описывает с прямо-таки мальчишеской похвальбой. А если глянуть глубже — не с мальчишеской — во многих древних текстах есть нечто подобное. Цитирую. «Утром в пятницу потоптали они поганые полки половецкие и, рассыпавшись стрелами по полю, помчали красных девок половецких, а с ними золото, и паволоки, и дорогие оксамиты. Покрывалами, и плащами, и кожухами стали мосты мостить по болотам и топким местам — и всяким узорочьем половецким». Как тут не вспомнить гульбища викингов, крошащих драгоценные вещи или каких-нибудь разинцев, разбрасывающихся добычей направо и налево. Тот же Разин, согласно старинной песне, бросает в реку свою добычу — но добычу уже одушевленную — топит персидскую княжну, чтобы не выделяться среди товарищей. То есть, этим диким, с современной точки зрения, поступком он как бы восстанавливает справедливость… В том-то и дело, что для тех, кто слагал эту песню, поступок Разина имел положительный оттенок. Вот, мол, какой справедливый атаман — ради товарищей не пожалел самого дорогого — персидской княжны. А то, что при этом погиб ни в чем неповинный человек, автор песни оставляет за бортом. Смерть, по мнению людей ТОГО времени, лишь перемещение души из одного мира в другой.

Но и это не главное. Для людей того времени существами, с которыми надо считаться, были лишь СВОИ — именно на них распространялись нормы морали. А под СВОИМИ в разные времена понималось разное. Несмотря на то, что, столь популярная в XVIII-XX веках, идея прогресса сейчас выглядит очень сомнительно, в отношении того, кого понимать под СВОИМИ, мы наблюдаем всё же прогресс в сторону количественного расширения этих самых «своих» — прогресс, несмотря на всяческие временные отступления.

 В начале СВОИМИ считали только членов своей общины, своего племени. Группу в несколько десятков или сотен человек. Все остальные были чужаками — их истребление не считалось грехом, наоборот — делом похвальным и полезным. Такой подход еще встречается в современной Африке, где во время межплеменных конфликтов члены одного племени стремятся истребить иноплеменников, как говорится, «под корень». То есть, одобряется даже убийство младенцев.

 На втором этапе «своими» стали считать членов своей культурно-языково-этнической общности.

 Часто такая общность совпадала с границами государства —например, в Китае, Японии. Иногда не совпадала — тот же Китай, но уже раздробленный на несколько государств. Или греки. Несмотря на то, что они жили в нескольких постоянно воющих между собой государствах-полисах, себя они ощущали единой общностью, и резко противопоставляли своих соплеменников «чужим» народам, которых назвали варварами. Со временем на базе культуры Древней Греции, благодаря завоеваниям Александра Македонского, а затем — Древнего Рима возникла античная средиземноморская общность.

 Иногда культурно-языково-этническая общность сохранялась и без государства, например, у древних евреев. И Библия чётко фиксирует такое понимание СВОИХ.

Мы постоянно сталкиваемся с одним и тем же феноменом. Люди, воспитанные на  христианской культуре, привыкли считать свою Священную Книгу чем-то добрым и гуманным. И тех, кто начинают читать ее не в выписках и переложениях, а подряд, неизменно шокирует жестокость ветхозаветного Бога. Недаром в Средние века Библию не переводили на общедоступные языки и знакомили с её полным текстом только специально подготовленных людей. Потом нашли оправдание — «Бог не сказал, что он БЛАГ, Бог сказал только то, что он ЕСТЬ».

Возьмем, например, книгу «Есфирь». Заслуга Есфири — одной из жен царя Артаксеркса — не только в том, что она спасла иудеев. Но и в том, что она добилась у царя указа «о том, что царь позволяет Иудеям, находящимся во всяком городе, собраться и стать на защиту жизни своей, истребить, убить и погубить всех сильных в народе и в области, которые во вражде с ними, детей и жен, и имение их разграбить» (Эсфирь, 8:11). Указ этот иудеи с радостью исполнили и, если верить Библии за два дня вырезали семьдесят пять тысяч человек, причём Эсфирь, после первого дня резни, настояла перед царём на продолжении кровопролития. Точно также — ни за что — ветхозаветный Бог губит всех первенцев египетских только потому, что фараон, сердце которого Бог сам же и ожесточил, не хочет отпускать с Моисеем из Египта СКОТ иудеев (отпустить самих иудеев он к тому времени уже согласился). «И ожесточил Господь сердце фараона, и он не захотел отпустить их… И умрет всякий первенец в земле Египетской от первенца фараона, который сидит на престоле своем, до первенца рабыни, которая при жерновах, и всё первородное из скота; и будет вопль великий по всей земле Египетской, какого не бывало и какого не будет более; у всех же сынов Израилевых ни на человека, ни на скот не пошевелит пес языком своим, дабы вы знали, какое различие делает Господь между Египтянами и между Израильтянами.» (см. Исход, 10:27, 11:5-7). А вот ещё один красноречивый пример из Ветхого Завета. «И пошли войною на Мадиама, как повелел Господь Моисею, и убили всех мужеского пола... а жен Мадиамских и детей их сыны Израилевы взяли в плен, и весь скот их, и все стада их и все имение их взяли в добычу... и сказал им Моисей: [для чего] вы оставили в живых всех женщин?... итак убейте всех детей мужеского пола, и всех женщин, познавших мужа на мужеском ложе, убейте... а всех детей женского пола, которые не познали мужеского ложа, оставьте в живых для себя...» (Числа. 31: 7,9,15,17,18).

Остатки подобного понимания СВОИХ и ЧУЖИХ есть даже в начале Евангелия. «И вот, женщина Хананеянка, выйдя из тех мест, кричала Ему: помилуй меня, Господи, сын Давидов, дочь моя жестоко беснуется. Но Он не отвечал ей ни слова. И ученики Его, приступив, просили Его: отпусти ее, потому что кричит за нами. Он же сказал в ответ: Я послан только к погибшим овцам дома Израилева. А она, подойдя, кланялась Ему и говорила: Господи! помоги мне. Он же сказал в ответ: нехорошо взять хлеб у детей и бросить псам. Она сказала: так, Господи! но и псы едят крохи, которые падают со стола господ их. Тогда Иисус сказал ей в ответ: о, женщина! велика вера твоя; да будет тебе по желанию твоему. И исцелилась дочь ее в тот час» (Мф.15:22-28).

То есть, на этом примере мы видим, что вначале Иисус намеревался проповедовать только евреям, Он не хочет спасать девушку из другого народа — дочь Хананеянки. Но в этом же замечательном эпизоде мы видим переход к следующему этапу. Иисус всё-таки СПАС даже Хананеянку. Спас из-за веры её.

 

 Из приведённой выше евангельской цитаты видно, что с  зарождением мировых религий СВОИМИ стали считать единоверцев, пусть даже из разных народов, чужими — иноверцев (неверных).

 На следующем этапе под своими начали понимать всех людей. Возможно такое понимание тоже не конечное. Его ограниченность можно видеть в произведениях современности. Скажем, в творениях Д.Р.Р. Толкина наблюдается братство не только людей, но и эльфов, гномов, хоббитов — существ с близкой человеку психикой. И хотя автор постоянно  подчёркивает, что эти существа относятся к разным группам, на деле отличия между толкиновскими «народами» гораздо меньше, чем отличия между реальными людьми разных национальностей. А вот орки выглядят явно чужими. Они однозначно, априори плохие и подлежат истреблению. Ни автор, ни его герои даже не стремятся проникнуть в их внутренний мир. Они НЕ ТАКИЕ КАК МЫ — они не так выглядят, говорят, ведут себя. Они СТРАШНЫ НАМ. И самое лучшее, что мы можем сделать — это убить их.

 Такое же понимание широко представлено в произведениях маскультуры, где люди разных рас, разных государств сообща воюют с какими-то жуткими инопланетными монстрами — один вид этих монстров показывает, что перед нами враг. Причём произведений, где инопланетяне выступают друзьями, ничтожно мало по сравнению с теми, где они враги. То есть, мы психологически готовим себя к тому, что столкновение с ними неизбежно. Если они себя готовят также, то так тому и быть. Хотя ныне мы видим зачатки идеологии, которая расширяет понятие своих не столько на мифических инопланетян, сколько на реальных «братьев наших меньших» — на животных. Если раньше необходимость доброго отношению к животным обосновывалась или тем, что их обожествляли или считали воплощением душ в иных перерождениях, то теперь предлагают считаться с ними, как с живыми существами, но иной природы. Они такие же как мы, они — СВОИ… Распространению таких мыслей мешает продовольственный вопрос. Что мы кушать будем, если перестанем убивать ИХ? Поэтому ныне такая идеология — удел немногих жителей сытых стран.

 Итак, мы видим следующую схему. До появления вида Homo sapiens, на животном уровне, под понятие СВОИ попадала только конкретная особь. Все остальные были для неё ЧУЖИМИ. Потом СВОИМИ себя осознавали самка с детёнышами и возможно их отец. То есть эволюция идёт таким образом. СВОИ — это вначале «Я», потом — семья, потом — племя, потом — народ, потом — все народы одного вероисповедания, потом — всё человечество, потом — все высокоорганизованные живые существа, потом — всё живое и высокоорганизованные механизмы, потом — вся Вселенная. А дальше индивидуальное «Я», сливается с Богом. Конечно здесь я привёл упрощённую схему, хотя биогенетический закон, частично подтверждает её. Согласно этому закону индивидуальное развитие, является как бы кратким повторением эволюции. Индивидуальное развитие человека начинается с того, что ребёнок примерно до двух лет воспринимает только своё «Я», ему ещё трудно осознать, что у других людей есть свои интересы, ребёнок в этом возрасте абсолютный эгоист. Потом его мир расширяется до пределов семьи, потом до пределов всего социума.

 Конечно, сказанное выше касается лишь общих идей. На практике во все времена были группы (и даже отдельные индивиды), которые под «своими» подразумевали только себя, членов своей банды, клана. На практике встречаются заботливые отцы семейств, нежные мужья, убивающие чужих жен и детей ради «блага своей семьи». Да и рецидивы нередки, члены тоталитарных сект СВОИМИ считают только единоверцев, ко всем остальным людям относятся, как к чужакам, тот же подход демонстрируют и исламские фундаменталисты. Более того, проявления рецидивов типа расизма, благодаря новым технологиям, привели к гибели гораздо большего количества людей, чем смогли погубить сотни кровавых тиранов за сотни лет. Но… когда фашисты истребляли детей славян, евреев, цыган и других неугодных им народов, они не афишировали такое истребление. Афишировали боевые победы — то есть, убийства взрослых мужчин сражающихся с оружием в руках. А убийства детей старались совершать втайне не только от мировой общественности, но и от своего народа. Для такой кровавой «работы» подбирали особо подготовленных подонков, с которых брали клятву никому о ней не рассказывать. И здесь мы видим отличие от предыдущих этапов, когда истребление под корень, убийство детей ЧУЖИХ считалось благодетельным поступком. То есть, такой убийца не чувствовал себя неправым, ибо таково было его воспитание и самоощущение.

 Чтобы отвлечься от мрачных мыслей, приведу анекдот:

 »— Микола, пішли москалів поб'ємо.

 — А якщо вони нас поб'ють?

 — А нас за що? (последняя фраза произносится с искренним удивлением)».

 

 Размышления об этапах постепенного расширения понятия СВОИ на всё человечество ценны для меня и сами по себе. Этому можно было бы уделить отдельную обширную статью. Здесь я их привел лишь для того, чтобы стало понятным, почему в древних книгах встречаются моменты, кажущиеся современному человеку дикими и варварскими. Просто тогда сфера СВОИХ была значительно уже и на представителей других народов смотрели примерно так же, как современный потребитель маскультуры смотрит на инопланетных монстров. И когда СВОИ — бесстрашные киногерои — убьют ВСЕХ монстров, зритель испытывает лишь чувство облегчения — так им и надо — всех под корень, чтобы ни одного не осталось — иначе люди не смогут спать спокойно!

 Теперь перейдем к «Слову о полку Игореве». С какой болью автор описывает тоску русских женщин по погибшим воинам. «А Игорева храброго полку уже не воскресить! По нем кликнула Карна, и Желя проскакала по Русской земле, огонь, сея из пламенного рога. Жены русские восплакались, говоря: «Уже нам своих милых лад ни мыслию смыслить, ни думою сдумать, ни очами приворожить, а золота и серебра и в руках не подержать!» Особенно трогательно описан плач Ярославны по плененному мужу. Но этот же автор с радостью описывает, как после первой победы русские «помчали красных девок половецких». О том, что эти «девки» не только остались без мужей, но еще и оказались в неволе (в какой неволе могут оказаться «красные», то есть, молодые и красивые девушки, вы догадываетесь), автор забывает. Недаром во многих переводах данный момент затушевали. А когда автор расписывает полководческие достоинства великого князя Всеволода, он говорит — «Здесь был бы ты, невольница была бы по ногате, а раб по резане». Ногата и резана — мелкие монеты. То есть, мы можем предположить, что стало бы с красными девками половецкими если бы половцы не разбили Игоря и не отбили бы своих женщин — их бы продали в рабство, причём дёшево. А что же мы видим в ВК? Согласно «Велесовой книге» наши предки тоже не щадят своих врагов. Разбивают всех направо и налево. И грекам, и римлянам, и готам, и персам — всем досталось. Но чувство справедливости, зафиксированное в ВК, присуще не древности, а массовому сознанию ХХ века. То есть — мы конечно убиваем врагов, но только в битве, в остальное время мы образцово-показательные гуманисты.

 Таким образом, славяне, описанные в «Слове», выглядят злобными варварами, по сравнению с теми, которые описаны в ВК. А ведь ВК, если верить её адептам, написана, как минимум на 300 лет, раньше «Слова». С чего же наши предки так одичали за эти 300 лет? Как разрешить эту загадку? Всё дело в том, что идеология славян, о которых рассказывает «Слово», полностью совпадает с идеологией других народов древности в том, кого тогда понимали под СВОИМИ и кого считали ЧУЖИМИ. Герои «Слова» ведут себя так, как и герои других древних текстов. А вот славяне, описанные в ВК, это люди ХХ века. Идеалы ХХ века,  проглядывают в «Велесовой книге», несмотря на её архаичный язык.

 В десятых. С этого аргумента надо было начинать, да я и коснулся его в первом пункте, но решил поставить ближе к концу статьи, так как этот аргумент широко известен и без меня. Я имею ввиду язык "Велесовой книг". Я внимательно прочёл работы специалистов о языке «Велесовой книги». Особенно тщательно исследовал эту тему известный филолог-медиевист, доктор наук Олег Викторович Творогов. Я хотел, было, сделать выписки из его обширных трудов, что бы затем свести их в цитату. Но обнаружил, что эту работу уже выполнил исследователь подлогов письменных источников В.П. Козлов в своей книге «Обманутая, но торжествующая Клио». Я привожу цитату из книги Козлова.

 »Творогов выделяет несколько особенностей языка ВК, резко расходящихся с процессами, характерными для развития различных групп славянских языков из общеславянского. Известно, что развитию славянских языков присуща утрата редуцированных гласных. В ВК все наоборот: там, где такие гласные должны быть, они отсутствуют, в случаях же, когда гласные полного образования просто  необходимы, они заменены редуцированными. Важное наблюдение было сделано  Твороговым относительно обозначения звука «е» в ВК. Оказывается, в одних и тех же словах в Ж и М обнаруживаются взаимные замены букв, обозначающих этот звук, что можно объяснить только произвольным выбором, по крайней мере, все того же Кура с молчаливого согласия Миролюбова. Творогов обнаружил и искусственность образования ряда языковых форм ВК, которые не могли существовать ни в одном славянском языке, например, «щас», «щасе», «щистоу», «до вщере» вместо «час», «часе»,  «чистоу», «до вечера», — в данном случае автор ВК не знал, что праславянский звук «ф» в древнерусском превратился в звук «ч», а в старославянском — в «щ». Однако он наблюдал это расхождение и, не понимая его, ставил «щ» там, где такое написание восходило не к «ф», а к совершенно иным праславянским звукам.

 Творогов привел и другие немыслимые особенности фонетической системы ВК, однозначно показывающие, что они были искусственно изобретены фальсификатором.

 Об этом же свидетельствует и целый ряд грамматических  форм  языка памятника: невозможные глагольные формы («бяшехом», «грм грыщаеть», «победяте врази»), неверное управление («зовенхом... вутце наше»), отсутствие согласования у прилагательного с определяемым им существительным («вендле троянь валу», «о седме рецех») и т.д. В языке ВК неожиданно и невозможно появление современных сербских, чешских, польских, украинских слов, а не их древних вариантов.

 »Иными словами, — заключает Творогов, — анализ языка «Влесовой книги» не оставляет ни малейших сомнений в том, что перед нами искусственно и крайне неумело сконструированный «язык», создатель которого руководствовался, видимо, лишь одним правилом — чем больше несуразностей окажется в тексте, тем архаичнее он будет выглядеть». Как мы помним, этот прием использовался при фальсификации исторических источников в России в более раннее время, например, А.И.Сулакадзевым.»

 

 Современному, «продвинутому» в эзотерике, читателю приведённая выше цитата покажется безнадёжно скучной. Такой читатель не будет углубляться в тяжёлую для его понимания аргументацию. Вместо этого он возмущённо подумает — «Ну уж эти учёные! Рассуждают о каких-то там редуцированных гласных, вместо того, что бы восторженно преклониться перед открывающейся грандиозной перспективой двадцатитысячелетней великой славянской истории, которая потрясла мироздание». Но в том то и дело, что непредвзятый филологический анализ текста, показывает, что не было никакой двадцатитысячелетней истории, а была лишь неумело составленная подделка.

 Как-то штудируя живопись Голландии XVIІ века, я обратил внимание на комментарий к картине Яна Вермера «Искусство живописи», нарисованной в 1665-1667 гг. Изюминка картины заключалась в том, что художник, изобразивший на ней себя, был одет по моде XVI века. То есть, одет так, как одевались люди, жившие столетием раньше. Конечно, современники художника ясно понимали намёк и всю необычность картины. А вот для меня, жителя ХХІ века, всё одно — одет он в костюм 1500-х, или 1600-х годов. Видно, что костюм стародавний, а в деталях я бы не разобрался, если бы не прочёл комментарий.

 Так и язык ВК. Людям, не знакомым с древнерусским, покажется одинаково старым и язык IX века и язык XIV века. Сейчас так не говорят, вот и всё. Но ведь между IX и XIV веками лежит полтысячелетия! То есть, примерно столько, сколько между нашим временем и эпохой Ивана Грозного!

 Для того, что бы продемонстрировать, как выглядит язык «Велесовой книги» — язык в котором смешаны элементы разных времен — я придумал небольшую сценку. В ней использованы, как древние слова, так и современные. А также слова недавних эпох, «суфражистка» из ХІХ века, «рабфаковка» первой половины ХХ, и «битница», середины ХХ века. Хоть прошло совсем мало времени, многие слова успели устареть и, по сути, ушли из активной речи. И это всего за несколько десятилетий! То есть, исследователь будущего сможет по таким словам, устанавливать происхождение того или иного документа с очень большой точностью. В этом свете неудивительно то, что учёные так быстро разоблачили ВК. Вот сценка, которая пародирует язык «Велесовой книги».

ПРАМАТЕРЬ ЕВА

 Выхожу аз как-то из харчевни «Макдональдс», а навстречу ми красна дева по тротуару чешет. И уразумех  аз, лицезря ея, что она активистка, комсомолка, спортсменка, да опричница к тому же. А может быть даже куртизанка или кромешница, какая-нибудь. Нудистка, рабфаковка, битница и суфражистка, вдобавок.

 Вся из себя расфуфыренная. В шузах на вельми высоких подборах, в ультрабесовском мини-бикини, со змейкою сребной на лоне своём. Чресла ея оголённыя и татуированныя непотребством диавольским. На чреве у нея крутая мобилка болтается, на вые — монисто навороченное. Перста ея перстнями витыми кольцованныя. Ланиты — алой помадой червлёныя, а уста — златым пирсингом прогвоздённыя.

 И рёк аз сей шалаве распутной зычным гласом:

 — Ты пошто, яко дщерь фряжская в срамной прикид вырядилась?! Не подобает так продвинутой прихожанке ходить! Ты помни, боярыня, что девиця бо погубляет красу свою бляднёю  и деструктивной релаксацией!

 Устыдилась красна девица. Сбросила с себя срамной прикид… Тут аз враз и обалдел!... Ну вылитая праматерь Ева!... Лепота, бляха-муха!...

 

 Дело в том, что во времена Миролюбова, в царской России, церковнославянский язык  широко изучался. Это язык богослужения. А сам Юрий Петрович Миролюбов учился в духовном училище. Это для нас сейчас написать текст на церковнославянском кажется сложным. А для людей той эпохи, это было не сложнее, чем многим нашим современникам писать на английском. От церковнославянского один шаг к древнерусскому, поэтому для многих образованных людей того времени, не составляло труда писать в стиле ВК. Недаром различия между версиями ВК исследователи объясняют тем, что Кур — другой участник проекта — поправлял текст Миролюбова.

 А то, что фальшивка оказалась столь небрежно выполненной, объясняется, на мой взгляд, не столько слабой квалификацией автора (авторов), сколько тем, что он не ожидал для своего детища такой громкой славы. Иначе проконсультировался бы с филологами и сделал работу тщательнее.

 Я не согласен с доктором Твороговым в том, что «главным препятствием (доказательства древнего происхождения "Велесовой книги" — С.А.) является не содержание "Велесовой книги" (мол, в древних и средневековых источниках нам встречаются самые фантастические легенды и сложные для интерпретации пассажи), а прежде всего ее язык».  Давайте представим себе, что подделывал бы её специалист уровня Творогова. Так что тогда пришлось бы переписывать мировую историю? Конечно, по мере развития науки проявились бы кой-какие нестыковки. В большой текст они всегда просочатся. А если текст сделать поменьше?

 Хотя пути науки неисповедимы. Даже в самом маленьком тексте учёные могут выявить фальсификацию. Вот частушка ХХ века: «//Прежде бабам жизнь какая — //Замужем век мучиться;//А теперь мои три дочки//В институтах учатся//». Частушка вроде как частушка. Ничем от других не отличается. Хотя бы от такой из того же ХХ века: «//Ох, ох, не дай Бог//В солдата влюбляться;//Усы колки, как иголки//Лезет целоваться//». Стиль как будто тот же. Но наука ушла вперёд. И теперь несложно установить, что первая частушка фальшивая. Частушка — довольно молодой вид фольклора, вряд ли ей больше 300 лет. Но как любой подлинный жанр народного творчества она подчиняется определённым законам. Например, частушка — песенка молодёжная, а героиня первой частушки явно немолода — у неё три взрослые дочки. К тому же вторая строчка этой частушки читается только с листа, а в устной форме она труднопроизносима. Понятно, что эту частушку сочинил литератор, по заказу властей. В 1920-е власти СССР, порой давали такие заказы, что бы показать, как хорошо живётся народу.

 

 Даже если бы фальсификатор сделал абсолютно грамотный, с филологической точки зрения, текст; даже если бы он составил безупречную легенду происхождения; даже если бы все независимые экспертизы установили, что носитель и язык древние — я всё равно бы не поверил в то, что «Велесова книга» написана в первом тысячелетии нашей эры. Настолько явно там ощущается дух ХХ века, что каким языком ты её ни напиши, всё равно видно, что документ современный. Видно, исходя из смысла. И если допустить, что найден такой безупречно выполненный экземпляр ВК, я бы просто решил, что учёные ещё не научились разоблачать подделки, изготовленные таким способом. Не научились, так научатся. Все подделки, начиная от подложной дарственной грамоты императора Константна римским папам и заканчивая фальшивой окаменелостью, “пилтдаунским человеком”, рано или поздно разоблачают.

 Излишне говорить, что язык «Слова», в отличии от языка "Велесовой книги", безупречен.


( 2 голоса: 5 из 5 )
 
1326
 
Сергей Аксёненко

Сергей Аксёненко



Ваши отзывы

Ваш отзыв*
Ваше Имя (Псевдоним)*
Сколько Вам лет?*
Ваш email
Анти-спам *

Версия для печати


Смотрите также по этой теме:
Трудно быть русским (Диакон Андрей Кураев)
Антихристианская мифология неоязычников (Игорь Куликов)
Неоязычники. Ставим точки над i (Кирилл Петров)
Россия и новое язычество (Иеромонах Виталий (Уткин))
Волхвы с Лубянки (о возрождении язычества в России) (Роман Днепровский)
Неоязыческие тенденции в обществе (Илья Агафонов)
Язычество и неоязычество (Игорь Кузьменко)
Русское и украинское неоязычество
Что думают ученые о «Велесовой книге» (Виталий Питанов)
«Велесова Книга» (история одной фальсификации). Часть 1 (Сергей Аксёненко)

Самое важное

Лучшее новое

Родноверие, язычество

Откровение бывшего язычника

Оттуда я впервые узнал слово «язычник». И чья-то умелая рука подвела меня к идее, что для того чтобы стать сильным, успешным и победить всех нацменов я должен стать язычником! А что такое стать язычником? Это в первую очередь отрицать христианство по каждому пункту, ведь только лишь благодаря ему гордые Русичи стали тем разобщённым биомусором, которым являются сейчас. Скупать маечки и балахончики с коловратами, купить себе оберег со свастичным символом эдак за 3000 р. серебряный, купить «русскую рубаху» расшитую свастичным символом. И плевать, что это раздражает каких-то там ветеранов. Нас интересуют лишь далёкие предки, которые жили до Крещения Руси. А эти, прадедушки и прабабушки — зомбированные коммунисты или православные с промытыми мозгами — они для язычника не авторитет.

диагностический курс

© «Реалисты». 2008-2015. Группа сайтов «Пережить.ру».
При копировании материалов обязательна гиперссылка на www.realisti.ru.
.Редакция — info(собака)realisti.ru.     Разработка сайта: zimovka.ru     Дизайн - Наталья Кучумова .