Настоящий мужчина

Как быть мужчиной и христианином

Какие черты человека, на ваш взгляд, являются мужскими?

— Первое, что приходит на ум, — сила воли. Мужчина вообще должен быть сильным. Но сила силе — рознь. Сила воли — вот что надо развивать в себе каждому настоящему мужчине.

Второе — чувство ответственности.

Также умение самостоятельно принимать решения, независимость в суждениях, когда человек руководствуется, принимая решение, не тем, чего от него ожидают, а тем, что подсказывают ему совесть. И бесстрашие.

Еще одно, очень родственное мужеству качество — невозмутимость. Умение не выходить из себя там, где сохранить самообладание бывает очень трудно. Был я однажды свидетелем семейной сцены: жена «наехала» на мужа со всей присущей некоторым женщинам неистовостью. Кричала, шумела, говорила несправедливое и оскорбительное. А он молча выслушал все и сказал: «Жена, ты конечно не права, но я тебя прощаю». И, взяв сигарету, ушел на балкон. Что это, слабость, поражение?

И еще одно прекрасное слово мне вот сейчас вспомнилось — благородство. Что это такое? По-моему, благородство — это верность высоким нравственным принципам, которые человек для себя определил, которые он считает важными. И которыми он ни за что на свете не может поступиться. Это то, что в девятнадцатом веке у дворян называлось словом «честь». Дворянину было совершенно ясно, что потерять честь гораздо хуже, чем потерять жизнь.

Конечно, может быть не совсем понятным, как «честь», в светском понимании этого слова, сообразуется с православием. Православие учит смирению, а смирение порой понимается как то, что человек готов снести оскорбление, обиду. А понимание чести в девятнадцатом веке — это наоборот, когда люди шли на дуэль именно за обиду, за оскорбление. Я думаю, что благородство и честь в православном понимании не совсем точно совпадают со светским пониманием, но в то же время между ними есть много общего. Подлинное чувство собственного достоинства не противоречит смирению. Потому что быть смиренным — это вовсе не значит быть тряпкой.

— Должен ли настоящий мужчина быть смиренным?

— Любой человек должен быть смиренным. А так как смирение делает человека более сильным, устойчивым — безусловно, это черта настоящего мужчины. Только не надо путать христианское смирение со слабостью, бесхарактерностью.

Мне кажется, что одним из характерных проявлений смирения является умение уступить. Умение уступить, умение благодушно перенести то, что обычно задевает самолюбие, ранит человека, выводит его из себя. Но, спросят, хорошо ли все время уступать? Разве это как раз и не является слабостью и бесхарактерностью?

Задача в том, чтобы научиться понимать, где надо уступить, а где уступать не надо. Но в большинстве ситуаций, с которыми мы в жизни сталкиваемся, можно уступить. Христос когда сказал: «Взявшему у тебя рубашку, отдай и верхнюю одежду. Хотящему пройти с тобой поприще — пройди с ним два»? «Просящему у тебя — дай»? Это как раз об этих случаях. Обычное большинство житейских ситуаций, когда мы можем уступить без какого-либо серьезного ущерба. Мудрость, видимо, в том и заключается, чтобы понимать — здесь я уступлю, а вот здесь я буду стоять на своем, потому что это уже будет предательство самого себя..

— А почему именно эти черты, которые вы перечислили, нужны мужчинам?

— Вообще-то эти черты не только мужчинам нужны. Это человеческие качества, без которых любой человек едва ли сможет состояться. Но мужчинам они нужны преимущественно.

Бог создал мужчину и женщину, и нормальная ситуация, когда рядом с мужчиной есть женщина. Чтобы союз между мужчиной и женщиной был действительно органичным, счастливым союзом, чтобы в нем присутствовала полнота, очень важно, чтобы инициатива в важных жизненных ситуациях все-таки принадлежала мужчине. Чтобы главные решения принимал он, естественно, учитывая при этом мнение женщины, не ломая ее. Решение должно быть общим, и мужчина должен быть опорой женщины. Женщина хочет видеть в мужчине сильное плечо, ждет этого всегда от мужчины. Он должен вести ее по жизни, а не она должна вести его.

Если тех качеств, которые я назвал, не будет в мужчине, то он не сможет состояться как муж, как отец. И такое очень часто происходит, к сожалению. Очень часто происходит, что мужчина оказывается несостоятельным, неспособным быть тем, кем он призван быть, и делать все то, чего от него ждет женщина, которая стала рядом с ним.

— Как мужчине воспитать в себе эти черты — ответственность и прочее, если ты не вынес их из родительской семьи в достаточной мере?

— Во-первых, нужно осознать необходимость обладания этими качествами. По-настоящему, всем сердцем, захотеть их в себе развить. Это уже полдела. Сказано мудрыми, что, если человек чего-то очень захочет, то добьется. Не добился, значит не очень хотел.

Господь ведь сказал: «Просите, и дано будет вам; ищите, и найдёте; стучите, и отворят вам...» Так вот и надо просить и стучать, то есть молиться и искать, то есть снова и снова в тех ситуациях, где нужно проявлять эти качества, делать над собой усилие и проявлять их. И искренне каяться тогда, когда это не получилось. В нашей жизни тысячи ситуаций, когда мы проявляем либо ответственность, либо безответственность. И если человек научится различать это в своей жизни, научится быть честным с самим собой и говорить — да, тут я поступил безответственно, тут я не смог, — это будет уже начало самовоспитания.

В этом отношении верующий человек имеет преимущества огромные, потому что у нас есть возможность переживать молитвенно, т.е. сделать понимание своего несоответствия идеалам предметом своей исповеди. И в личной беседе с Богом, и, конечно, в исповеди церковной об этом говорить.

Если человек будет внимательно вглядываться в свои поступки, в дела, в слова, и там, где совесть будет его укорять, он не будет пытаться себя оправдывать, смягчать свою вину, а будет строго с себя спрашивать и в личной молитве, и в исповеди, и прилагать усилия воли для того, чтобы это не повторялось, результаты будут, человек будет меняться.

— Понятно, что легче тому мужчине, у которого в детстве был достойный отцовский пример. Но, к сожалению, очень часто мама с мальчиком остается в неполной семье, и эта мама все-таки очень хочет помочь своему сыну вырасти настоящим мужчиной, а сама своим примером она не может этого показать, что ей остается? Что мама может сделать, чтобы помочь своему сыну сформироваться как мужчине?

— Мне кажется, что одним из принципов воспитания является — никогда не делать за ребенка то, что ребенок может сделать сам. Это очень важно, и это постоянно нарушается, потому что родители, жалея своих детей, делают то, что ребенок вполне мог бы сделать сам.

Конечно, помогать надо. Но есть две крайности: одна — это когда вообще ребенок делает все сам, родители никак не участвуют в его жизни. Это, конечно, неправильно. Но бывает ситуация противоположная, когда мамы пишут сочинения за ребенка, решают задачки и пр. «Он еще маленький, он еще не вырос, ему еще придется в жизни потрудиться и так далее». В результате вырастает слабый и бесхарактерный человек. Конечно, помогать ребенку надо, именно п-о-м-о-г-а-т-ь. Но никогда не делать за него то, что он может сделать сам.

Вы читали роман «Обломов»? Хороший был человек, но абсолютно ни к чему не приспособленный в жизни и исключительно безответственный. Илюшечке с детства шнурочки завязывали, все время кто-то был рядом… Такие маленькие обломовы растут сплошь и рядом...

Я думаю, что даже без присутствия отца, если мама с того момента, как ребенок стал осознавать самого себя, сумеет создать у ребенка понимание, что есть в жизни что-то, за что отвечает он, она поможет воспитанию его ответственным человеком, а это главная мужская черта. Это может быть что-то очень маленькое, убрать все тарелки или еще что-то, что никто кроме него делать не будет, это сделает он. Это может быть что-то абсолютно не трудное, здесь существенно не то, чтобы дело было тяжелое, изнурительное, а в том, чтобы оно было обязательное. Если ты этого не сделаешь, за тебя этого не сделает никто. И добиваться, чтобы ребенок это делал. Иногда проявляя при этом строгость; без жестокости, но строгость. Ребенок должен понимать, что, если он этого не сделает, то он чего-то в жизни лишится на какое-то время такого, чего он не хотел бы лишаться. Мне кажется, для этого даже не обязательно присутствие папы.

Попутно скажу, что бывает еще хуже, когда мама и папа есть, и они нормальные папа и мама, но у них нет согласия между собой, и папа требует одного, а мама, пока папа не видит, его осуждает. Хотя бывает с точностью до наоборот, папа проявляет мягкотелость, мама требует с сына, а папа: «Я за тебя это сделаю». Это очень вредно для ребенка, когда у родителей нет единства в требованиях, один запрещает, другой разрешает.

Очень важно, чтобы родители, даже если это одна мама, больше говорили с ребенком. Откровенно, серьезно, вникали в его жизненные ситуации, чтобы относились к нему именно как к младшему другу, делились с ним и приучали ребенка давать правильную оценку того, что происходит в семье. И не скрывали при этом свои промахи. Потому что я могу сделать что-то нехорошее, но сделать это, как будто так и надо. А могу, наоборот, сказать своему сыну, что я нехорошо поступил. Вот если я дам правильную оценку, что я сделала, это очень ценится ребенком. Умение признать свою неправоту взрослому в присутствии ребенка — очень важно. Это может и мама без папы.

Еще у меня есть очень большое пожелание ко всем мамам и папам, это пожелание с годами становится все более и более трудновыполнимым — приучать ребенка к чтению хороших книг. Хорошая литература во многом формирует в человеке правильную систему ценностей. И те дети, которых не приучили читать с детства книги, когда они будут взрослыми людьми, они просто этого делать не будут. Они могут отлично понимать, что читать надо, но... Заставить себя уже не могут. Этот способ постижения мира станет для них недоступным.

Чтобы приучить ребенка к книге, надо читать с ним вместе. Чтобы он почувствовал вкус к общению с книгой еще до того, как сам научится читать. Это очень многому поможет, потому что положительные герои хороших книг, они, как правило, мужественные, ответственные. Человек всегда подражает тому, кем он восхищается.

Некоторые православные мужчины порой видят противоречия в исполнении своих мужских функций и в том, чтобы быть православным человеком. Например, сталкиваясь с насилием в отношении себя, других людей или своей страны, они не знают, какая позиция правильнее — терпение и непротивление (Бог накажет за меня, ведь он сказал: «Мне отмщение, Я воздам») или сопротивление злу силой. Допустим, элементарная бытовая ситуация: сосед сверху шумит по ночам, мешает спать мне, моей жене и моим детям. Я его прошу так не делать, он только хамит в ответ и шумит еще больше. Милиция в моем городе на такие ситуации не выезжает. Допустимо ли мне применить физическую силу в отношении соседа? Попросту говоря, можно ли в некоторых случаях «морду бить»?

— А вы думаете, что применение физической силы поможет?..

Что касается «бить морду», я не считаю, что это совершенно исключено из жизни православного человека, бывают ситуации, когда и это мужчинам приходится делать. Но это настолько исключительные и редкие должны быть ситуации!

Физическое насилие должно быть исключено вообще в качестве первого шага. Когда ты пошел с ним говорить, а он в ответ тебе сразу — кулаком в глаз, тут другой вопрос. Тут уже ты защищаешься.

У Амвросия Оптинского есть мысль о том, что слова Господа — ударили по правой щеке, подставь другую — надо понимать не как физическое насилие над собой, а как оскорбление. Он заметил, что правше, а большинство людей правши, трудно сильно ударить в правую щеку. Этот удар не влечет за собой физического увечья, это удар как оскорбление, как обида, как унижение.

Правила христианской жизни мы знаем, но из всех правил есть исключения. Главное — это пребывание в благодати Святого Духа. Если человек в Духе, то сам Дух ему укажет правильный путь. Иногда бывает, когда человек очень духовный делает какой-то поступок, который совершенно не вписывается ни в какие каноны, но он это делает с чистой совестью, потому что в этот момент надо было именно так. Он понимает формальную неправильность своего поступка, и даже готов в этом покаяться, но у него не оставалось другого выбора. Мы порой оказываемся в ситуации, когда надо выбирать между большим злом и меньшим. И вот тут как раз иногда физическое воздействие на человека может быть меньшим злом, чем то, которое последует, если этого воздействия не будет.

Вот война. Убивать человека в любом случае — это грех и зло, но бывает, что, если человек не возьмется за оружие, будет гораздо более страшное зло. Так же и здесь. Если наверху шумят, пляшут и кричат, то мне надо посмотреть, что будет большим злом: если мы все-таки потерпим, не поспим эту ночь или я пойду учиню там драку, в результате которой меня, может, убьют и покалечат, или я покалечу человека. Что лучше? Другое дело, если человек спустился ко мне сам, ломится мне в дверь, и тут уже я не хочу его пустить, тут уже другое дело.

Всегда должна быть мудрость, рассудительность, чтобы видеть, что в данный момент лучше. Смириться, потерпеть? Если человек верующий, мы ведь не просто терпеть, мы еще молиться можем, а молитва — это огромная сила.

Я, конечно, должен, наверно, подняться к ним и сказать, но сказать непременно по-доброму: «Ну ребята, ну что же вы? У меня ребенок маленький, пожалуйста, потише». Не мямлить, не заискивать, но все же говорить насколько возможно дружелюбно, приветливо, не обижая. В 90% случаев этого окажется достаточным. Понятно, что если я приду и сразу агрессивно начну: «Вы чего с ума сошли, у меня ребенок спит!». Тогда возможно разное развитие событий. Но если я буду говорить по-доброму, то очень велика вероятность, что люди согласятся... Возможно, правда, через пятнадцать минут они опять начнут так же плясать. Что тут поделаешь? Тут надо смириться. Надо попытаться сделать по-доброму всё что возможно, но если невозможно… ну не велика трагедия, если мы одну ночь и не поспим.

Ведь если я начну драку с этим человеком, даже если я окажусь сильнее и заставлю их замолчать, еще не факт, что на этом всё закончится. У нас начнется вражда!

Подводя итог всему этому, я хочу сказать, что иногда, конечно, не может христианин обойтись и без того, что нужно физическую силу применить. Но это должно быть в крайне редких случаях — когда, если этого не сделать, то будет вред гораздо больший.

А что касается мужественности, я считаю, что вообще пойти, и подняться на этот этаж и поговорить по-доброму, для этого тоже большое мужество нужно. Если я помолюсь перед этим, если я сумею говорить доброжелательно с людьми, понимая их, уважая их, — вот это мужество.

— У нас есть житейская ситуация. Мужчина, который прочитал много книг, всё пытается анализировать и анализируя он понимает, что у него есть помысел, в котором он не может разобраться. Помысел возникает в следующей ситуации: какие-то люди, которые обижают мужчину или его близких, и действительно опасны. Допустим пьяные подростки, которые каждый вечер в подъезде устраивают тусовку, и в случае, если человек пойдет к ним разговаривать, есть шанс, что он получит бутылкой по голове, например, или что-то подобное, что будет угрожать его жизни и здоровью. Человек понимает, что в нем, когда он хочет к ним идти, мало любви, много гордыни. И что он, если пойдет к ним, будет говорить с ними в гневе, то есть в грехе и, стало быть, если получит бутылкой по голове и умрет, то умрет тоже в грехе. Или, наоборот, руководствуясь гневом, может причинить кому-то необоснованно тяжелые травмы, и за это ответить перед Богом.

— Мне эта ситуация кажется надуманной. Что тут анализировать? Чаще всего это вопрос элементарной смелости и трусости. Я хорошо понимаю описанную вами ситуацию. Помните, священник погиб в Подольске. Ребята в подъезде делали постыдное дело, использовали подъезд в качестве туалета. Он сделал им замечание, они его убили. Об этом писали в центральных газетах. Вопрос тогда стоял — как к этому относиться? Многие высказались, что молодец батюшка, не прошел мимо. Увидел, что люди безобразничают и не прошел мимо. Результат — он лишился жизни.

Не знаю, стоило ли оно того, но как мужчина, не могу не восхищаться смелостью этого священника. Может быть я рассуждаю не совсем по-христиански, может быть, меня осудит кто-то, но меня больше волнует другой вопрос — испугаюсь я или не испугаюсь в этой ситуации. А вот будет ли она греховной или не греховной… Я не уверен, честно говорю, что я осмелился бы остановить этих ребят, боюсь, скорее всего, прошел бы мимо. Но не потому, что такой духовный, смиренный и кроткий. Просто страшно, и все.

Конечно, понимаю, я себя тоже буду как-то пытаться оправдать — что дороже? Жизнь моя, которая ценна для меня, для моих детей и жены или этих нехороших ребят в подъезде поучить? Естественно, себя успокаиваешь, что жизнь дороже и не стоит ей рисковать из-за такой ерунды.

Вот еще был случай, я у одной женщины освящал квартиру, у нее погиб муж. Она рассказала, что парень какой-то вошел в электричку, начал что-то орать и ножом размахивать. Все сидят, помалкивают, а ее муж сделал ему замечание: «Что ты орешь? Ну-ка успокойся». Тот ткнул его ножом, убил. И убежал. С одной стороны, я как мужчина восхищаюсь этим человеком, я не могу не восхищаться храбрости и мужеству. С другой стороны, я не уверен, что я в данной ситуации так же бы себя повел и я не уверен, что это неправильно.

Простите, что не даю ответы, а сам спрашиваю. Мне самому тут не все ясно. Надо молиться, чтобы в конкретной ситуации Сам Дух Божий ясно и внятно и требовательно сказал сердцу «Вмешайся» или, напротив, «Молчи и проходи дальше».

Второе, я не согласен с постановкой вопроса. Говорится, что вот если я буду в гневе, то уже во грехе. Это не так, нигде у святых отцов не говорится, что гнев — это всегда грех. Более того, когда мы читаем Священное Писание, мы постоянно сталкиваемся с гневом именно в лице святых. Про Ветхий Завет я вообще молчу, там столько такого гнева. А Новый Завет? Когда Господь изгонял торгующих из храма, я не думаю, что Он там умиротворенный был. Гнев может быть праведным вполне. Гнев — это нормальная человеческая реакция на зло. Бояться гнева не надо и даже бояться умереть в гневе не надо. Те воины, которых мы прославляем, которые умерли на поле боя, когда они сражались, я не думаю, что они любовь испытывали к тем, с кем они сражались. И конечно в момент самого боя, в котором они погибли, они были в гневе.

Другое дело, что уже после, когда бой будет позади, он может себя по-христиански повести к врагу, когда тот в плену, или ранен и нуждается в помощи. Но бой есть бой. Все мы знаем, что Куликовская битва началась поединком Пересвета и Челубея., которые оба погибли, пронзив друг друга копьями. Пересвет монах был, и когда он на поединок с Челубеем вышел, не думаю, что Челубей был гневный, а Пересвет его с любовью копьем проткнул.

Думаю, что в той ситуации, о которой вы сказали, надо постараться найти подход к тем ребятам и поговорить с ними так, чтобы они тебя поняли. Я знаю, такие случаи бывают. Ведь подавляющее большинство людей в глубине души хорошие люди. Христианское отношение к человеку — это уважение, любовь, в каком бы состоянии этот человек ни находился. И если человек почувствует, что его уважают, он очень даже может откликнуться.

Я вспоминаю такой эпизод, когда я еще только-только воцерковлялся, еще в школе работал учителем, я пришел в Троице-Сергиеву лавру, была первая пасхальная служба. Мирянином,. Я пришел в лавру, в храм духовной семинарии, народу было уже набито так, что люди уже стояли — не протолкнешься. Я пришел заблаговременно. Все наряженные, все такие красивые. Девушки стоят в белых платочках, всё как положено. И тут какие-то две девушки пришли, явно выпившие. И вот они идут, всех расталкивают и выражаются не то что бы нецензурно, но близко к тому. Тут все зашикали на них: «Куда лезете!» И я, хоть и ничего им не говорил, но в душе разделял это общее негодование.

А те девушки, что стояли впереди, православные, в белых платочках... Вошедшие нечаянно толкнули одну из них. Та прошипела сквозь зубы: «Дура!» В ответ: «Я дура?!». Тут такое началось! И бабушка одна изменила всю ситуацию. Она говорит одной из них: «Доченька, иди сюда, успокойся, всё хорошо. Праздник, Христос воскресе! Давай я тебе поправлю косыночку, у тебя волосики вылезли из косыночки. Ну всё, хватит». И так она ласково, по-доброму это говорила. И сразу они как-то утихли. Всё успокоилось. Они постояли и потихонечку ушли. Вот нашелся один человек из всех из нас настоящий христианин, который по-доброму сказал, разрядил всю эту ситуацию.

На самом деле, не так много на свете подонков, которые могут бутылкой по голове дать в том случае, если с ними говорить нормально и уважительно. Большинство случаев, когда дают бутылкой по голове, бывают, когда человек сразу проявляет к ним недружелюбие. Так человек часто и делает, потому что ему страшно. И чтобы себя как-то подбодрить, человек начинает проявлять агрессию. И понятно, что получает в ответ. А вот суметь по-доброму поговорить с человеком — это шанс быть услышанным.

© Realisti.ru



( 1 голос: 5 из 5 )

Протоиерей Игорь Гагарин

Протоиерей Игорь Гагарин



Ваши отзывы

Ваш отзыв*
Ваше Имя (Псевдоним)*
Сколько Вам лет?*
Ваш email
Код проверки *



Версия для печати


Смотрите также по этой теме:
Мужчина не должен жалеть себя (Дядя Миша с Хорошевки)
Мужчина должен создавать себе проблемы (Александр Ипатов, президент российской национальной федерации Ояма киокушинкай каратэ-до)
Мы в ответе за все, что нас окружает (Андрей Кочергин)
Мужество мнимое и настоящее (Алексей, 57 лет)
Настоящий мужчина слов на ветер не бросает (Александр Фомичев)
Мужчину воспитывает деятельность (Психолог Людмила Ермакова)
За образом мачо скрывается слабый мужчина (Семейный психолог Ирина Рахимова)
Отцовство как качество настоящего мужчины (Ирина Мошкова, кандидат психологических наук)
Метросеки (Маша Чебурашкина)
Воспитание мальчиков (Психолог Татьяна Шишова)

Самое важное

Лучшее новое

Родноверие, язычество

Откровение бывшего язычника

Оттуда я впервые узнал слово «язычник». И чья-то умелая рука подвела меня к идее, что для того чтобы стать сильным, успешным и победить всех нацменов я должен стать язычником! А что такое стать язычником? Это в первую очередь отрицать христианство по каждому пункту, ведь только лишь благодаря ему гордые Русичи стали тем разобщённым биомусором, которым являются сейчас. Скупать маечки и балахончики с коловратами, купить себе оберег со свастичным символом эдак за 3000 р. серебряный, купить «русскую рубаху» расшитую свастичным символом. И плевать, что это раздражает каких-то там ветеранов. Нас интересуют лишь далёкие предки, которые жили до Крещения Руси. А эти, прадедушки и прабабушки — зомбированные коммунисты или православные с промытыми мозгами — они для язычника не авторитет.

диагностический курс

© «Реалисты». 2008-2015. Группа сайтов «Пережить.ру».
При копировании материалов обязательна гиперссылка на www.realisti.ru.
.Редакция — info(собака)realisti.ru.     Разработка сайта: zimovka.ru     Дизайн - Наталья Кучумова .