Развитие женственности

Женское одиночество, или Несколько слов в защиту «эмансипе»

В последнее время как в духовной, так и в светской литературе приня­то подвергать всяческой критике феминизм — эту «язву», разъедающую современную семью. Словосочетание «независимая женщина» зву­чит подозрительно для слуха многих. Подоб­ная свобода рассматривается многими как отказ от своего призвания, которое состоит единственно в том, чтобы слабой былинкой прислоняться к плечу сильного мужа.

А ведь многие из одиноких женщин не от гордыни не могут найти мужа себе по вкусу. Они, возможно, и рады были бы выйти замуж и завести семью, но не дает Бог жениха. А вы­ходить за первого встречного только для того, чтобы угодить общественному мнению или чтобы было кому мебель передвинуть, они не хотят.

Так что же им делать, если они одиноки? Затвориться в тереме и лить горючие слезы о своей несчастной девичьей доле? «Да! Да! — радостно воскликнут сторонники преданий старины глубокой. — Раньше женщины куда скромнее были и на улицу носа не казали, не то что теперь!»

А теперь, если не работаешь, приходится сидеть на шее у своих престарелых родителей, что, конечно, полностью отвечает традицион­ному представлению о благочестивом поведе­нии девицы, но как-то больно некрасиво, да и родителей жалко.

Нередко одинокая женщина добивается значительных успехов в карьере, вызывая этим нарекания со стороны замужних, заня­тых семьей и детьми: мол, не тем занимаешь­ся, к чему тебя Бог призвал. Но, спрашивает­ся, откуда все так хорошо осведомлены, кого и к чему Бог призвал? Иногда человек всю жизнь мучается сомнениями: то ли он делает, к чему призван, и постоянно вопрошает: «Гос­поди, укажи мне путь мой!»

Хорошо сидеть дома и не работать, когда муж действительно глава, когда он кормит и поит, не перекладывая ответственных ре­шений на хрупкие женские плечи, и вообще, ведет себя по-мужски. Тогда женщина — хра­нительница семейного очага, воспитательни­ца детей. Жена и мать в подлинном смысле этого слова.

Но таких мужчин, к сожалению, немного. Гораздо меньше, чем женщин, по-прежнему готовых прижаться к сильному плечу и за­быть весь этот феминистский вздор. Чаще по­падаются такие, которые напоминают: «Я тебе муж и глава, а ты мне помощница». При этом не уточняют, в чем же требуется помощь — в лежании на диване и в чтении газеты? Мно­гим кажется, что лучше оставаться одной, чем с таким мужем. Не нам их судить.

Женское одиночество, как показывает житейский опыт, вовсе не так трагично, как многие его себе представляют. Особенно в том случае, если это сознательный выбор. Умная, талантливая, одаренная женщина может найти себя не только в семье, но и в работе и быть вполне счастливой. Зарывать же свои талан­ты в землю только потому, что удачная карье­ра — не женское дело, бессмысленно. Каждый оставайся в том звании, в котором призван — это слова Апостола (1 Кор. 7, 20).

Психолог Сергей Степанов пишет о том, что большинство представлений о женском сча­стье навязаны женщине именно мужчиной:

«Испокон веку мужчины строили циви­лизацию, основанную на их представлении о благополучии, порядке и счастье. Жен­щин убеждали (а чаще — заставляли) вопре­ки их интересам принять эти представления. И, надо признать, мужчины в этом изрядно преуспели. Сегодня многие представительни­цы прекрасной половины человечества даже не отдают себе отчета, что живут иллюзиями, которые им навязала другая, не столь прекрас­ная половина. И, добившись такого "счастья", которое придумали мужчины для своих под­руг, многие женщины начинают недоумевать: неужели именно этого и хотелось от жизни? Первый шаг к подлинному счастью — освобо­ждение от иллюзий, чуждых женской приро­де. А для этого в них надо сначала разобрать­ся. Вот какие представления, по наблюдениям психологов, женщины неосмотрительно поза­имствовали у мужчин.

 

Женщина может быть счастлива только рядом с мужчиной

На самом деле, в первую очередь само­му мужчине, чтобы почувствовать себя ком­фортно, необходима женская ласка и забота. Без этого он либо "звереет", либо опускается. К тому же мужские амбиции требуют, чтобы рядом был кто-то, кто от него зависит. Ина­че как чувствовать свою силу и достоинство? Умные женщины это понимают и тонко по­дыгрывают этим амбициям, стараясь не уяз­вить мужчину даже намеком на собственное превосходство. Женщины гораздо более само­достаточны, способны сами о себе позаботить­ся. Прекрасно, если рядом есть верный друг, на которого можно положиться. Но далеко не каждый мужчина способен составить женское счастье. При виде иного думается: "Какое сча­стье, что я не с ним!" Чаще всего та, которая ожидает, что счастье ей подарит мужчина, рис­кует бесплодно прождать всю жизнь. Гораздо лучше чувствует себя та, чье счастье не зависит от прихотей мужчины и даже от его наличия.

 

Женщина может быть счастлива, только если выглядит как супермодель

Но наблюдениям психологов, писаные кра­савицы, как правило, не чувствуют себя бо­лее счастливыми, чем не столь яркие подру­ги. Большинство женщин относятся к ним ревниво и откровенно недолюбливают. Мно­гие мужчины их просто побаиваются, опа­саясь рядом с ними оказаться не на высоте.

К тому же мужчины отказываются верить, что красота и ум могут ужиться в одном челове­ке. Естественно стремление женщины выгля­деть привлекательно, но для этого вовсе не обязательно быть похожей на Памелу Андер­сон. Очаровательной может быть каждая, если умело использует свои индивидуальные дос­тоинства.

 

Она может быть счастлива, только если молода

На самом деле, свои преимущества есть у любого возраста. Умные люди (а о других и заботиться не стоит) умеют ценить те дос­тоинства, которые приходят с опытом. Моло­денькими девчонками увлекаются только их неопытные сверстники да престарелые лове­ласы: и те, и другие опасаются, что опытная женщина невысоко их оценит. Стремление выглядеть моложе похвально, но особо усерд­ствовать тут не стоит. Полюбуйтесь на стар­шеклассниц, как отчаянно они пытаются вы­глядеть старше!

 

...Только если она не обременена деловыми заботами

Как свидетельствуют социологические оп­росы, только женщины, занятые неквали­фицированным трудом, видят свое счастье в праздности. Большинство женщин, заня­тых интересной творческой работой, указы­вают, что не оставили бы ее, даже если бы не нуждались в заработке. С другой стороны, специалистам известен своеобразный «невроз домохозяйки» — ощущение одиночества, подавленности, бессмысленности своей жиз­ни. Так что если вам чего-то не хватает для счастья, подумайте, может быть, интересного дела?

 

...И только как заботливая мать замечательных детей

Материнская роль органична для женщи­ны, но именно она часто загоняет ее в психо­логическую ловушку. Редко бывает счастлива та, которая «всю себя отдала детям», ибо дети не умеют ценить такую самоотверженность. К тому же дать детям что-то полезное можно лишь тогда, когда у тебя есть что дать, когда ты сама что-то собою представляешь. А для этого необходимо уделить внимание самосо­вершенствованию.

На тему того, как быть довольным своей жизнью, психологи исписали тонны бумаги. Но, пожалуй, никто не выразился точнее од­ного богослова, молившего Бога: «Боже, дай мне разум и душевный покой признать то, что я не в силах изменить, мужество — изменить то, что могу, и мудрость — отличить одно от другого».

Перестаньте беспокоиться о том, что не в вашей власти. Поверьте, останется еще мно­го всего такого, к чему следует приложить свои силы. Вот тут-то и развернитесь. Только не ставьте перед собой слишком грандиозных задач и не ждите их немедленного решения».

Конечно, некоторые выводы, сделанные этим психологом, могут кому-то показаться слишком категоричными, кто-то может ска­зать, что автор льет воду на мельницу феми­низма, но ряд замечаний все же следует при­знать верными. Например, утверждение, что женщины, которым кажется, что присутствие мужчины в их жизни — единственная возмож­ность стать счастливой, чаще всего обманыва­ются. Действительно по-настоящему счастли­вой чувствует себя только та, чье счастье не зависит от мужчины, но для этого нужно быть и чувствовать себя полноценной личностью.

Мадам Бовари, героиня одноименного ро­мана Флобера, всю свою жизнь потратила на погоню за неуловимым счастьем, которое упо­доблялось вечно отдаляющейся линии гори­зонта. Сначала она думала, что для счастья ей необходимо выйти замуж. Когда она вышла замуж, ей показалось, что для счастья ей не хватает ребенка. Когда у нее появился ребе­нок, она поняла, что, чтобы быть счастливой, нужно завести любовника. Когда у нее поя­вился любовник, она поняла, что для счастья ей нужно сбежать с любовником в ту стра­ну, где для счастья более подходящая почва. Все это время ей казалось, что для полного счастья ей не хватает богатства и знатности — и так продолжалось до печального финала.

Так что стремитесь стать счастливыми «здесь и сейчас», потому что постоянное от­кладывание «сладкой жизни» на потом не приводит ни к чему хорошему. Для кого-то счастье — в семье и любимом муже, а для кого-то — в любимой работе. Постараемся же отнестись с терпением и пониманием к благословляемым или попускаемым жизненным путям друг друга.

Удачная карьера вовсе не обязательно пре­вращает женщину в мужеподобное существо с мужским характером, которого нормальные мужчины сторонятся. Ни ум, ни сила воли неспособны лишить женщину женственно­сти, сделать ее менее привлекательной. Мож­но быть доктором наук и при этом оставать­ся женщиной. А можно быть домохозяйкой, но при этом настоящим «мужиком в юбке». Тут не в профессии дело, а в личных качествах. Дру­гое дело, что мужские качества характера за­частую помогают добиться большего успеха.

Можно было бы повторить, что никакая карьера не заменит женщине семью, если бы не примеры из жизни, когда в насыщенных ра­ботой, интересными встречами и отношения­ми днях нет места скуке и унынию. Особенно благодатно в этом качестве поле деятельности, связанное с религией, с творчеством, наукой, медициной, педагогикой.

В интереснейшей книге Александра Тро­фимова «Три встречи» рассказывается о трех обыкновенных женщинах с совершенно непо­хожими судьбами, но сходящимися в одном: каждая сумела на данном ей Господом попри­ще так устроить жизнь, что стала подвижни­цей благочестия, утешением и примером для других людей.

Расскажем об одной из них. Мария Ефи­мовна Сергеенко была крупным ученым, с любовью и усердием отдавая себя любимо­му делу.

Талантливый ученый и... тайная монахиня. Удивительно стойкая женщина, пережившая блокаду Ленинграда, чье доброе слово, теп­лое отношение согревало людей и дарило им радость.

Мария Ефимовна Сергеенко родилась в 1891 году, была единственным ребенком в се­мье чиновника. Детство ее было счастливым и беззаботным: своя комната, любимые книги, великолепный сад. Мать дала дочери религи­озное воспитание. Мария Ефимовна закончи­ла Черниговскую Министерскую гимназию. В 1910 году она приехала в Санкт-Петербург и поступила на Бестужевские курсы. Разно­сторонность занятий закладывала фундамент той потрясающей эрудиции, которая отличала Марию Ефимовну.

В 1929 году, после разгрома научных кадров в Саратовском университете, где преподавала Мария Ефимовна, она возвратилась в Ленин­град. Война застала ее преподавателем Ле­нинградского государственного университета. В блокадные годы Мария Ефимовна продол­жала научную работу, в числе других ленин­градских историков блокадной зимой прини­мала участие в научных чтениях, регулярно проводившихся в подвале архива Академии наук. Тогда же она перевела «Исповедь» бла­женного Августина. Мария Ефимовна вспоми­нала, что время работы над переводом — одно из счастливейших в ее жизни, хотя трудилась она, умирая от голода и холода, без надежды на публикацию, повинуясь лишь внутреннему чувству.

Мария Ефимовна говорила: «Ничего боль­ше, чем работу, не люблю, в блокаду спасла работа». Как-то она сказала: «Встанешь утром, все болит, ничего не можешь и думаешь: "Гос­поди, забери Ты меня поскорее". К обеду, гля­дишь, полегчало и поработала, и тогда дума­ешь: "А ничего бы еще пожить". Ну, а к вечеру, опомнившись, скажешь: "Да будет воля Твоя, Господи! Ты лучше ведаешь, как нужно"».

Уйдя на пенсию в 1974 году, Мария Ефи­мовна стала заниматься главным образом пе­реводами. По условиям тогдашней цензуры переведенные ею труды Святых Отцов Церкви публиковались анонимно в «Богословских тру­дах», издаваемых Московской Патриархией. Особенности ее работ по латинским древно­стям — живой взгляд на предмет изложения; они будто написаны современницей событий. Сама она сказала как-то: «История начинает­ся тогда, когда люди, жившие тысячу лет на­зад, обретают жизнь и голос, рассказывают о себе, своих радостях и печалях». Образцом строгого научного и ясного стиля стали книги «Помпеи», «Простые люди Древней Италии», «Жизнь Древнего Рима» и «Земледелие Древ­него Рима».

Не имея своей семьи, Мария Ефимовна всю жизнь бережно хранила связи с духовно близ­кими людьми, с товарищами по профессии. Она всегда заботилась о младших. Очень час­то ее глубокие знания, обаяние самобытного характера помогали выстроить доверительные, сердечные и простые отношения. Мария Ефи­мовна очень многим помогала материально, когда ей пытались отдать взятые в долг день­ги, не принимала. В ее характере не было и тени обидчивости. Она легко прощала, и по­этому с ней так просто было людям. Удивля­ло по-детски чистое отношение ее ко многому в жизни, умение радоваться самым простым вещам. Она умела находить общий язык с лю­бым человеком.

Студенты вспоминают, что Марии Ефимов­не было легко сдавать экзамены, она создава­ла особую атмосферу простых отношений, до­брых и с юмором. Она говорила: «Без латыни можно быть хорошим врачом», — и не слиш­ком гоняла экзаменуемого. У нее было уди­вительное, тонкое чувство юмора. Иногда она давала шутливые имена-прозвища людям — такие точные, что они прирастали навсегда.

Сколько было переговорено на кухне за годы знакомства! Это был поистине родной дом, где ждали и встречали с любовью и ра­достью. Мария Ефимовна сама готовила греч­невую кашу, заваривала прекрасный чай и при этом рассказывала удивительные и замеча­тельные истории.

Мария Ефимовна великолепно декламиро­вала стихи, а однажды, в ответ на просьбу про­читать на древнегреческом что-нибудь из тра­гедий Эсхила или Софокла, она сделала паузу, лицо ее преобразилось, став вдохновенным и сияющим. И чтение ее было действительно голосом из глубины древности — такая значи­тельность, торжественность звучала в нем!

В конце 50-х годов Мария Ефимовна от­крыла для себя Пюхтицкий монастырь и с тех пор многие годы каждое лето приезжала туда. В трудное для монастыря время она отдавала ему свои гонорары и профессорскую зарпла­ту. К концу жизни Мария Ефимовна станови­лась все более отрешенной от всяких не толь­ко житейских, но и прочих забот. Она лежала и молилась, лицо ее было светлым, спокой­ным и радостным. Казалось, она живет уже в ином мире, душою и духом пребывая в Цар­стве Света. Особенно чувствовалась в ней внутренняя духовная радость — так спокойно становилось рядом с ней.

Всем своим обликом Мария Ефимовна свидетельствовала о том, что приготовилась к жизни вечной и уже без страха и трепета, а с любовью и радостью встречает переход в иной мир. Уход ее был безболезненным и мирным. Скончалась Мария Ефимовна Сер-геенко в 1987 году на 96-м году жизни. До по­следнего дня сохраняла она ясный ум и даже понемногу работала.

Заветным ее желанием было после смерти быть погребенной на монастырском Пюхтицком кладбище. Лишь после отпевания боль­шинство из близких Марии Ефимовны уз­нали о тайне ее жизни: она приняла тайный постриг с тем же именем — Мария, и потому с полным правом могла быть погребенной на кладбище среди сестер монастыря.

Как видим, Мария Ефимовна была по-на­стоящему счастливой женщиной, прожившей полноценную и насыщенную жизнь, хотя и не имела собственной семьи. Счастье дала ей наука, работа. И, конечно, вера.

А вот что пишет по поводу женской карье­ры и ее совместимости с семьей психолог Диля Еникеева: «Считается, что успешная деловая карьера создается лишь за счет неустроенной личной жизни. Раньше женщина, поставлен­ная перед выбором — карьера или семья, ре­шала непростую задачу. Предпочесть карьеру и отказаться от личной жизни? Или выйти за­муж и тогда распрощаться с любимым делом? Совместить то и другое, как показывает опыт, было проблематично, а то и вовсе не возмож­но. Сейчас дилемма тоже существует. И не­мало женщин отдают предпочтение карьере. При этом они не собираются полностью отка­зываться от личной жизни. "Новые" женщины вовсе не против замужества — они не горят же­ланием выйти замуж за человека, который им не подходит. Если мужчина не принимает ее стиль жизни и требует традиционного испол­нения роли «хранительницы домашнего оча­га», то женщина предпочитает остаться одна. Не навсегда, а до поры, пока не встретит муж­чину, который будет уважать ее и как личность, и ее право заниматься любимым делом».

Да, у женщины действительно есть такое право. Конечно, сторонники «благочестивой старины» продолжают вздыхать о том вре­мени, когда женщине полагалось смотреть на мужа снизу вверх с преданностью и обожа­нием, но с тех благочестивых времен многое изменилось. Тем не менее некоторые с упор­ством, достойным поистине лучшего приме­нения, пытаются закрыть глаза и на то, что женщина уже много лет получает высшее образование наравне с мужчиной, и на многое другое. Сторонники тех идеальных семейных отношений, которые описывает А. Н. Остров­ский в «Грозе», видимо, полагают, что в уни­верситете женщин учат валяться на пороге после отъезда мужа в командировку. Увы, нет!

Так что будем пытаться строить отношения с прекрасным полом, учитывая все реалии со­временности. Даже если некоторым хочется иного.

Кому-то эта глава может показаться аполо­гией феминизма. Но я категорически против феминизма как такового и отношусь к тем, кто считает «язву феминизма» одной из главных опасностей для современной семьи. Как же так, удивитесь вы, а все вышесказанное не в счет?

Выше я только пытался объяснить, что представление о замужестве как главной цели жизни — ошибочно. Не все женщины призва­ны к замужеству, но каждая должна испол­нить свое предназначение! И, конечно, жен­щина всегда должна оставаться женщиной, где бы она ни работала и чем бы ни занима­лась. Я полностью согласен с мнением А. Да­выдова, считающего, что эмансипация — «это когда к женским недостаткам прибавляются мужские».

Психолог Диля Еникеева в одной из сво­их книг делится впечатлениями от «тусовки» эмансипированных дам, на которую ее при­гласили:

«На самом деле женщина, реализовавшая себя в каком-то деле, не пойдет заниматься пустопорожней дискуссией, у нее просто нет времени на такую ерунду, она занята делом. А феминистки тратят немало сил и времени на то, чтобы что-то всем доказывать, отстаи­вать свои взгляды и вовлекать в свои ряды но­вых единомышленниц. Как говорится, эту бы энергию, да в мирных целях...

Я видела, что многим дамам-феминист­кам не помешала бы моя профессиональная помощь. Неустроенность их личной жиз­ни — результат их личностных особенностей и следствие так называемой трансформации полоролевого поведения, что означает пове­дение, присущее противоположному полу. Та­ких женщин в психиатрии называют ролевы­ми, или маскулинизированными.

Но женщина не может стать "настоящим мужчиной", даже если у нее есть маскулинные (мужские) черты характера, равно как и муж­чина не станет "настоящей женщиной", даже если обладает феминными (женскими) черта­ми характера. Первые становятся "мужиком в юбке", вторые — "бабой в штанах". То есть это и не мужчина, и не женщина. Так, серёдка на половинку.

Современная ролевая женщина презирает других представительниц своего пола, изби­рает чисто мужскую профессию и всю жизнь пытается доказать, что ничем не хуже мужчин. В мужском коллективе держится на равных, и мужчины воспринимают ее как равную — как соратника, единомышленника, коллегу, приятеля, товарища. Но не как женщину.

Основное свое предназначение ролевая женщина видит в работе. Или становится активисткой какого-нибудь фонда, партии, об­щественного движения и отдается этому делу с энергией, достойной лучшего применения. Кстати, многие из наших околополитических дам обладают маскулинными чертами. Прав­да, они сами об этом даже не подозревают, по­лагая, что занимаются политикой потому, что у них есть необычайные способности и они ничем не хуже политиков-мужчин».

Далее Диля Еникеева рассказывает о про­грамме «Процесс», в которой ее пригласили принять участие. Тема дискуссии была обо­значена «Женщина и политика». Из отрывка, процитированного выше, становится ясно, ка­кова позиция психолога по данному вопросу: или женщина, или политик. Точнее, ни то, ни другое. «Моими оппонентками были две дамы, которые частенько мелькают на телеэкране и даже считаются "выдающимися женщина­ми-политиками". То, что было показано потом по телевизору, и то, что было во время запи­си, — это небо и земля. Мои оппонентки, как оказалось, не только не умеют вести дискус­сию на равных, но и просто-напросто не уме­ют себя вести. Даже в присутствии психиатра. Тем более пишущего психиатра. В даме, кото­рую журналисты называют "самой красивой женщиной-политиком", с точки зрения пси­хиатра-сексопатолога, нет ни грамма женст­венности и сексапильности, обаяния и такта. Зато ей присущи истерические и психопати­ческие реакции. Моим оппоненткам очень не понравилось мое выступление, а особенно сло­ва, что женщина, исполняющая обязанности политика, априори не может быть хорошей матерью. Они тут же стали выкрикивать, что считают себя прекрасными матерями. Ну, то, что они считают, и то, что есть на самом деле, — это, как говорится, две большие раз­ницы.

Материнские чувства у ролевой женщины не развиты. К детям она фактически равно­душна, хотя их у нее может быть двое-трое. Достигшая социального успеха деловая дама может в интервью поведать, какая она заме­чательная мать, как любит своих детей, как скучает о них на работе и как уделяет им ка­ждую свободную минуту, сфотографировать­ся на фоне своей семьи для журнала, и этим ее материнские заботы ограничиваются. У ее детей — дорогие игрушки, дорогая одежда, вся современная оргтехника, и она полагает, что выполнила свой материнский долг, обеспе­чив их всем необходимым. Если есть время, то час-другой проведет с детьми, формально расспросив о делах в школе, но эмоциональ­ного контакта, который обязательно должен быть между матерью и ребенком, нет.

Сама она оправдывается тем, что из-за на­пряженной работы у нее совершенно нет вре­мени, но дело не в этом. Свою социальную роль, несмотря на красивые слова о любви к детям, ролевая дама видит не в материнст­ве и не в семейном счастье, как большинство женщин, а в том, на что ориентированы муж­чины, — в реализации своей кардинальной цели. Карьера, высокий социальный статус, бизнес, общественная деятельность или политика для нее гораздо важнее семьи. Детей она может не видеть неделями, препоручив забо­ту о них няне или мужу. Даже если ребенок тяжело болен, ролевая женщина не возьмет больничный лист по уходу, не будет сидеть ночами у постели больного ребенка. Позвонит с работы, чтобы узнать у няни, как он себя чувствует, что ел, принимал ли лекарства. Не отменит важную командировку, даже если ре­бенок лежит в больнице.

Дети в любом возрасте нуждаются в мате­ри, в ее поддержке, ободряющих словах, ласке, заботе, в ее прикосновениях и просто физиче­ском присутствии, а не в словах, как "мама за­нята на работе". В итоге — у детей, лишенных внимания матери, могут быть самые разнооб­разные психические нарушения.

Маскулинизация — не синоним мужеподобности. Ролевая женщина — отнюдь не гренадерша с бицепсами. Внешне выглядит как женщина. Маскулинность касается лишь ха­рактера и поведения. Образно говоря, муж­ской дух в женском теле. Это не мужчина, но и не женщина в том понимании, которое обычно вкладывается в это понятие.

Поначалу такие женщины привлекают муж­чин своей неординарностью. Но — лишь по­началу. Потому что нет той самой изюминки, которая делает женщину женщиной. Маскули­низированная женщина начисто лишена обая­ния, женственности, шарма, мягкости, гибко­сти и сексапильности.

Многие маскулинизированные дамы были замужем, и не раз. Но брак неустойчив. Если муж — сильная личность, то это постоянная борьба за лидерство. Поняв, что ужиться с та­кой женой невозможно, супруг обычно пер­вым подает на развод. Но если муж — слабая личность, то супруга полностью его подавляет, и они меняются ролями: жена — глава семьи, ее интересы на первом месте, она вся в работе, строит карьеру или зарабатывает деньги, а он занимается детьми и домашним хозяйством.

Немалый процент разводов связан с тем, что некоторые дамы чересчур переоценивают значение своей независимости. Не собираюсь утверждать, что женщина должна быть зави­сима от мужчины, но и тезис: "Мужчины мне вообще не нужны, проживу без них", — нель­зя назвать адекватным. Да, ролевая женщи­на проживет без мужчины, потому что у нее есть нарушение психосексуального развития. Но это нарушение нужно лечить (оно успеш­но преодолевается), а не культивировать».

Думаю, не всем преуспевающим женщинам понравятся подобные высказывания — еще бы, ведь их успехи, оказывается, всего лишь «на­рушение психосексуального развития». И если его лечить — то успехи сами собой пройдут, как один из симптомов нарушения. Такая по­зиция, на мой взгляд, несколько радикальна. Сейчас таких, по выражению автора, «маску­линизированных женщин» становится все больше. И во многом это — результат непра­вильного воспитания, а отнюдь не следствие гормональных или психических нарушений. Когда женщина (зачастую такие матери вос­питывают ребенка в одиночку, но бывает, что у него есть отец, который для матери не яв­ляется авторитетом) привыкла говорить своей дочери: «Мужчины годятся только на то, что­бы мебель перетаскивать», или: «Мужчины вообще по жизни не нужны, без них даже спокойнее», или: «Все они об одном думают, и ничего, кроме этого, их не интересует», — дочь учится презирать мужчин, и, вырастая, независимым поведением и образом жизни де­монстрирует и утверждает свое превосходст­во над мужчинами. При этом она презирает и представительниц своего пола, которые ви­дят смысл своей жизни в семье и детях. И брак ее скорее всего будет неудачен — сильному человеку трудно смириться с таким высоко­мерием жены, а слабого она просто «забьет», и собственный муж будет лучшим доказатель­ством того, что ее презрение к противополож­ному полу вполне оправдано.

Трудно поверить, что какая-либо, пусть даже самая неженская, деятельность может привести к утрате женственности. Например, я знал одну хрупкую, изящную молодую жен­щину, которая работала следователем по осо­бо важным делам. Она говорила, что имен­но работа в милиции помогла ей стать более женственной. Потому что она работала среди мужчин, и ей, как единственной даме, доста­вались все нерастраченные комплименты. Од­нажды был даже такой случай. Начальник со­брал всех на совещание и сделал следующее объявление: «Сегодня у нас на повестке дня: 1. Убийство с ограблением. 2. Квартирная кража. 3. Новая прическа майора Ивановой».

Ну как можно было не расцвести в условиях такого рыцарского поклонения?

А вот изначально неправильное воспита­ние очень даже способно сделать женщину мужеподобной. И это, на мой взгляд, уже не просто проблема — это трагедия. Чаще всего мать-деспот как дурную наследственность пе­редает дочери мужскую жесткую хватку, высо­комерное отношение к окружающим, беском­промиссность, неумение проявить мягкость и сердечность. У таких женщин возникают большие проблемы с замужеством, а если выйти замуж «железным леди» все же удает­ся, то нередко ее забитый муж начинает ис­кать утешения в обществе другой, пусть даже дурочки, зато «мягкой и пушистой». В таких случаях выход может быть только в том, что­бы женщина осознала свою проблему и попы­талась справиться со своими недостатками. И для этого ей не придется ломать себя — ведь наклонность к деспотизму никому от Бога не дается, это всего лишь следствие поврежден­ной грехом человеческой природы. Мне ка­жется, что любой женщине, даже воительнице, даже Жанне д'Арк, по природе ничто женское не чуждо. Надо лишь научиться выявлять это женское и использовать по назначению. И со­временная Ева, будь она хоть банкиршей, хоть второй Марией Кюри, всегда будет помощни­цей своему Адаму, прежде всего в сфере ду­шевной и духовной, если она женщина.

Справедливости ради следует сказать, что не только матери являются виновницами того, что дочери, вырастая, начинают презирать мужчин. Равная доля ответственности лежит и на мужчинах. Ведь далеко не каждый из них — подарок, которым могла бы гордиться женщина.

К сожалению, есть и такие мужчины, ко­торые — для любой женщины наказание, так что лучше и спокойнее без них. Просто ум­ная женщина не станет переносить недостат­ки одного человека на всех, иначе она уподо­бится тем «умникам», которые убеждены, что «все женщины глупые». Хотя, конечно, если собственный отец, мягко говоря, не является примером для подражания, очень сложно по­верить маме, утверждающей, что в общем-то мужчины — народ неплохой, есть среди них и прекрасные люди, просто с папой не очень повезло. Утверждение о том, что выросшие дети чаще всего строят свою семью по той же схеме, по которой строилась семья их родите­лей, есть несомненная истина.

Вот пример. Моя знакомая работает в психо­логической консультации. К ней пришла жен­щина (назовем ее Н. Р.) с жалобами на дочь. Вот что рассказывала моя знакомая: «Девочке пять лет, она ходит в детский сад, но с деть­ми не играет, приходит домой, плачет: никто с ней не дружит. Дома, пока мать занята на кухне, она "слоняется" по квартире и причи­тает: все-то у нее плохо, и ничего хорошего-то у нее не будет. Это больше всего раздража­ет мать, она выходит из себя и кричит: "Да займись ты игрушками, почитай книжки!" Н.Р. не выносит этого, потому что очень бо­ится, что дочь будет такой же, как она сама.

Жалобы на дочь переходят в жалобы на себя.

Моей собеседнице 30 лет, она кандидат наук, на работе ее ценят, в учебе все ей да­валось легко. Муж — "прекрасный человек". Но у нее такое чувство, что сама она — "ник­чемное существо" и "занимает чье-то место на земле". Ее не удивляет, что по отношению к ней обычно занимают позицию "сверху вниз", а она, подобно амебе, принимает ту роль, которую ей навязывают.

Ей трудно общаться с незнакомыми людь­ми, в группе она "забивается в угол". Боясь потерять возникшее расположение знакомых, Н. Р. замыкается, чтобы те, узнав ее поближе, не отвернулись от нее. На работе ей кажется, что сделала мало, не так и не то, боится, что будут предъявлять высокие требования и она окажется несостоятельной. Н. Р. очень ранима: если кто-то не так посмотрел, невнимательно выслушал ее, она долго не может успокоить­ся: отрицательные переживания преобладают в ее душе, она "застревает" в них и не может переключиться. Она постоянно рефлексиру­ет, разбирается в себе и своих переживаниях, но это не приносит никакого облегчения. Н. Р. чувствует свою неестественность, зажатость и завидует открытым и непосредственным лю­дям. И в отношениях с мужем нет радости, не­посредственности — он тоже человек замкну­тый, "запрограммированный".

Н. Р. очень женственна, но манера ее пове­дения, мужская стрижка, спортивный стиль одежды идут наперекор этой женственности и уродуют ее. Сама она чувствует себя "ма­ленькой девочкой", и это отражается в неуве­ренных движениях и манере речи.

Была ли она желанным ребенком? Нет. Ко­гда ей исполнилось 6 месяцев, мать отдала ее бабушке. "Когда я училась в 6-м классе, — рас­сказывает Н. Р., — мама вышла замуж, и скоро родилась Зина. Это известие вызвало у меня истерику: наверное, потому, что рухнули мои надежды на близость с матерью. До 10-го класса я была нянькой: об этом времени вспо­минаю с содроганием. Мать требовала идеаль­ной чистоты и порядка. Если я задерживалась в школе, она опаздывала на работу, и это вы­зывало ярость. Но страшнее было, когда це­лыми днями она не разговаривала со мной; от горя и отчаяния я готова была выбросить­ся из окна. До сих пор во мне жива эта боль, и мне трудно с матерью. Когда я подхожу к ее дому, меня охватывает дрожь. Она не ви­дит моего отношения, все объясняет плохим настроением. Сестра Зина откровенно ненави­дит родителей, они жалуются и ищут у меня сочувствия. А я боюсь, как бы не выдать сво­его отношения к матери. Она же вполне до­вольна собой, одержима стремлением "делать добро", но требует, чтобы это "добро" помнили и были ей благодарны. "Вы думаете, это все ваше?!" — возмущенно спрашивает она, обво­дя рукой комнату». Из рассказа Д. С, мужа нашей собеседницы: "В семье жены женщи­ны — бабушка и мать — очень властные и жес­токие, у них тенденция — доминировать над мужьями. И жена моя не лишена этого, она вспыльчива, раздражительна, не скоро отхо­дит, не исключает бойкот. Уже в двух поколе­ниях — дрессировка мужчин, это — тупиковый путь..."

Н. Р. боится, что дочь чувствует ее несо­стоятельность, не любит ее. И опасения не ли­шены основания. Об отношении девочки к ро­дителям лучше всего говорит ее рисунок "Моя семья" и комментарий к нему. Она тщательно и долго рисовала комнату, потом себя — в ко­роне, потом — папу. "А корона сдвинулась на­бок, потому что я бежала на кухню маму на­казать. За то, что она меня наказала. Потому что я дралась во дворе".

— А мама веселая?

— Нет, она грустная. Мама расстроилась, пошла спать, а я ей лекарство подлила, чтобы она заснула и нам не мешала с папой, а то она только мешает, кричит...

По словам Н. Р., они с мужем не хотят "по­давлять ребенка", стараются не наказывать, мирно разрешать конфликты. Н. Р. много чи­тает о воспитании детей, и ее сознательные ус­тановки и намерения даже слишком "правиль­ны". Но, как видно из характеристики мужа и беседы с ребенком, ее реальное поведение не соответствует сознательным принципам. Не­смотря на выстраданное осуждение бойкота, она прибегает к этой форме воздействия по отношению к мужу, кричит на ребенка. Ее ин­теллектуальная жизнь и разумные установки идут вразрез с непосредственными пережива­ниями и реакциями, порой неуправляемыми. Если на сознательном уровне она отрицает и осуждает тип поведения своей матери, то реально она его воспроизводит по отношению к ребенку и к мужу. Этот же тип поведения намечается и у пятилетней девочки: она изо­бражает себя в короне (символ власти, вели­чия), она наказывает мать (место которой на кухне), устраняет ее из общения.

Мы видим, что уже в четвертом поколе­нии — бабушка, мать Н. Р., она сама, ее дочь — проявляется один и тот же тип поведения женщины в семье: властность, жестокость, от­чуждение. Есть заметная разница в его прояв­лении у самой Н. Р. и ее матери, считающей себя добрым, хорошим человеком, довольной собой и не подозревающей об отрицательном отношении к ней дочери. Но от того, что Н. Р. осознает тяжесть своего состояния, отношение к ней дочери, стремится быть доброй матерью, картина не меняется, а только усугубляется глубоким внутренним конфликтом: усвоив с детства тип поведения матери, ставший ее натурой, она не может изменить его усилия­ми сознания и воли. Помочь ей на уровне соз­нания нельзя. Надо понять суть ее душевного состояния.

Благодаря постоянному самоанализу, начи­танности в психологии, развитому интеллекту, Н. Р. способна к меткой характеристике своих переживаний. У нее такое чувство, будто она "занимает чье-то место на земле"; она "аморф­на", как амеба, играет роли, несвойственные ей. Иными словами, она чувствует, что лише­на индивидуальности, личностной определен­ности, не нашла себя в жизни, ощущает себя "маленькой девочкой". При полном внешнем благополучии у нее присутствует чувство соб­ственной несостоятельности. Это проявляется прежде всего в общении: ей кажется, что к ней плохо относятся, не принимают ее такой, ка­кая она есть. Она боится общаться с людьми, хотя больше всего стремится к этому обще­нию. То же наблюдается у ее дочери. Очевид­но, в этом сказывается неудовлетворенность в общении, так болезненно пережитая в дет­стве (вспомним ее истерику при рождении се­стры); психологи называют это "дефицитом любви". Не внешние обстоятельства, а душев­ный строй делает несчастной эту женщину, и такой душевный строй передается ее доче­ри. Как же прекратить эту эстафету душевной боли? Как помочь Н. Р.?

Эта женщина обладает удивительной волей к познанию и изменению себя, редкой чест­ностью, глубоким недовольством собой. Здесь залог того, что ей можно помочь. От встречи к встрече Н. Р. становится более открытой, ис­кренней и живой. Она говорит, что после бе­сед чувствует себя хорошо, но пока это улуч­шение продолжается не более двух дней, а она хочет постоянного эффекта.

Как нередко бывает в таких случаях, у Н. Р. появляется стремление к личным дружеским взаимоотношениям с психологом, она ожида­ет от этих отношений удовлетворения своих неудовлетворенных потребностей в любви и признании. Случись это, психолог станет объектом требований, недовольств и обид, вы­мещаемых на нем отрицательных переживаний. Но главная беда не в этом, а в бесплодно­сти такого рода отношений: пока человек ждет любви и внимания от других, живет этим, он никогда не удовлетворится, будет требовать все большего, и все ему будет мало. В конце концов он окажется у разбитого корыта, как старуха, захотевшая, "чтоб служила ей рыбка золотая". Такой человек всегда внутренне не­свободен, зависим.

Пока человек только берет, рано или поздно он обанкротится. Фигурально выражаясь, что­бы росла прибыль от получаемого, его надо отдавать другим. Этот источник любви и доб­ра необходимо отрыть в себе самом. И откры­тие должно совершиться не в уме, а в сердце человека, не теоретически, а внутренним опы­том. Поэтому было бы неверно сразу же ска­зать Н. Р.: "Эффект нашего общения так не­долог, потому что вы больше думаете о себе, чем о других". Она примет это к сведению или займется самобичеванием. Подождем, когда она придет радостная и скажет: "Теперь я по­няла... Теперь я живу!" Это, может, произой­дет нескоро, так как эта женщина живет умом, а не сердцем. А для начала сердце надо умяг­чить и отогреть, помочь Н. Р. поверить в себя, чтобы, наконец, она узнала простую вещь: не только она нуждается в людях, но и они нуж­даются в ней».

Так что, если вы хотите, чтобы ваши дети были счастливы в семейной жизни, — будьте им примером.


( 34 голоса: 4.35 из 5 )
 
988
 

Валентин Лебедев

Валентин Лебедев. «Стань счастливой». М, 2008.



Ваши отзывы

Ваш отзыв*
Ваше Имя (Псевдоним)*
Сколько Вам лет?*
Ваш email
Анти-спам *

Дамы, извините, но так надоедают все эти скандалы по поводу ' Кто в доме хозяин?' Что мужики сдаются подчас, в пользу спокойствия (заслуженного) и детей. Быть помощницей мужу - в смысле помочь ему стать духовным лидером в семье! Вы же проверяете на прочность его мужественность, не имея женственности. В результате сделав его старшим ребенком в семье, вы идете налево, муж уже не мужчина. Вы же лучше все знаете, как лучше вам. Вы рассуждаете про старину, ничего толком не зная! Духовные законы пока никто не отменял! Вам выпало такое счастье быть хранительницей очага, воспитательницей детей, центром семьи, основой счастья! Вы хотите от этого отказаться? Читайте Евангелие.

Дмитрий , возраст: 38 / 20.05.2014

Прислушайтесь к своим словам \"мужчина пугается, мужчина не способен, от мужчины независима...\" и т.д. Вы даже не замечаете уже, сколько презрения сквозит в этих словах! Естественным стремлением нормальных мужчин является обходить десятой дорогой женщин с подобными установками. Им что, некуда тратить свою энергию? К чему им спорить с вами или убеждать вас, искать вас и завоевывать в конце-концов? Зачем, если рядом с ними сейчас те самые - женственные, любящие женщины, главной потребностью и целью которых в жизни является построение отношений со своим мужчиной. Даже, если сейчас такой нет у него, он ищет именно ее. Ищет всегда! Мужчина не дурак, и во всем, в отличие от женщин, руководствуется целесообразностью. Не удивительно, что вы их не видите рядом с собой. Вам остаются только инфантильные и неуверенные в себе потребители-альфонсы. :)

Кроха , возраст: 34 / 15.06.2012

Это замечательная книга Валентина Лебедева "Стань счастливой". Я перечитывала ее много раз. Очень рекомендую.

Юлия , возраст: 34 / 11.01.2012

Прекрасное исследование.Но все же немного грустно от того, что женщины оказались готовыми к самостоятельности,самореализации, успешности, а мужчины-неготовыми к тому, чтобы их,женщин, вот такими принять и смочь любить, не становясь жертвой собственных комплексов. Всё же жизнь показывает, что умная, образованная и реализовавшаяся в профессии женщина чаще остается одна. И зачастую-это её осознанный выбор, но не потому, что ей не хочется видеть рядом с собой мужчину, а потому, что очень трудно найти себе ровню. Будем честными: мужчин, готовых на равноправные, цивилизованные отношения, немного. В большинстве случаев мужчина ориентирован на женщину-прислугу, женщину-маму, няню. Но маскируют это свое желание, утверждая, что в \"простушке\" больше нежности и ласки. Нежности и ласки и в успешной женщине хоть отбавляй. Но она, в отличие от \"простушки\", от мужчины не зависима. А вот эта как раз мужчину и пугает. Ему не столько ласка нужна, сколько чувство превосходства.С умной и успешной женщиной трудно быть на уровне, с ней нужно \"быть\", а не \"казаться\". А это трудно.

Ника Игоревна , возраст: 54 / 06.10.2010

Полностью согласна с предыдущим отзывом. Добавлю, что мужчины, в большинстве случаев, только говорят о том, что хотят видеть рядом с собой милую, нежную... слабую. Милую, нежную... - да, слабую - нет! Самодостаточный мужчина хочет видеть рядом с собой такую же женщину, а потом удивляется, почему она не смотрит на него снизу вверх. Статья очень интересна, и все же эти разговоры просто извечны...

Лида , возраст: 28 / 19.05.2010

Хорошая статья. Кстати и мужчины по моим наблюдениям тянутся именно к такому сорту женщин, уверенных в себе,самодостаточных, самореализовавшихся.И наоборот, избегают женщин, ищущих "сильное мужское плечо". А то что они "поют" обратное, так это известная мужская психология, "надуть в уши". В жизни, я повторюсь, востребованной оказывается женщины самостоятельные. Так что даже при хорошем муже, мой совет женщинам, не забывать о себе, своём личностном росте, погрязнув в быту. А то дествительно, сколько таких случаев, когда женщина ради семьи выпадает из социума, а он под старость лет находит себе молоденькую.

O'hana , возраст: 31 / 19.02.2010

Хорошая статья :) Однако, пожалуй, самодостаточные женщины не нуждаются в словах в их защиту :)) На то они и самодостаточные, чтобы научиться не реагировать на слова - а обращать внимание на поступки :)

Марина Кунина , возраст: 35 / 09.02.2010

Очень хорошая статья. Я всю юность пыталась дружить с парнями на равных, девчонок с детства презирала. Потом очень не везло в личной жизни. И только сейчас начинаю понимать, как себя вести. Увы, старшая дочь нагляделась на маму-главу семьи, теперь хамит отчиму. Надо было раньше исправляться. Так вот статья - в точку.

Hokun , возраст: 31 / 01.02.2009

Замечательная статья,просканирован мой образ мыслей.Я с детства проявляла свои незаурядные способности и трудолюбие,это привело меня к успеху в моих начинаниях,и я чувствую себя самодостаточной.Спасибо автору за альтернативное мнение.

Елена Прекрасная , возраст: 20 / 31.01.2009

Версия для печати


Смотрите также по этой теме:
Женственность подруги раскрывает в мужчине его лучшие качества (Семейный психолог Ирина Рахимова)
Женщине нужно смирение и терпение (Психолог Светлана Швецова)
Женственные манеры (Хелен Анделин)
Мудрость женщины в ее слабости (Ираклий Пирцхалава)
Поставьте его на первое место (Хелен Анделин)
Уж замуж невтерпеж, или А зачем жениться-то? (Марина Журинская)
Парадоксы феминизма (Галина Сульженко)
С головы на ноги (Ирина Гончаренко)
Что делать, скинув кухонное рабство? (Анна Гальперина, Андрей Копьев)
Для развития женственности необходимо правильно определить цели (Психолог Ирина Лосева)

Самое важное

Лучшее новое

Родноверие, язычество

Откровение бывшего язычника

Оттуда я впервые узнал слово «язычник». И чья-то умелая рука подвела меня к идее, что для того чтобы стать сильным, успешным и победить всех нацменов я должен стать язычником! А что такое стать язычником? Это в первую очередь отрицать христианство по каждому пункту, ведь только лишь благодаря ему гордые Русичи стали тем разобщённым биомусором, которым являются сейчас. Скупать маечки и балахончики с коловратами, купить себе оберег со свастичным символом эдак за 3000 р. серебряный, купить «русскую рубаху» расшитую свастичным символом. И плевать, что это раздражает каких-то там ветеранов. Нас интересуют лишь далёкие предки, которые жили до Крещения Руси. А эти, прадедушки и прабабушки — зомбированные коммунисты или православные с промытыми мозгами — они для язычника не авторитет.

диагностический курс

© «Реалисты». 2008-2015. Группа сайтов «Пережить.ру».
При копировании материалов обязательна гиперссылка на www.realisti.ru.
.Редакция — info(собака)realisti.ru.     Разработка сайта: zimovka.ru     Дизайн - Наталья Кучумова .